Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 1050 Статей 1322


Две жизни синьоры Франчески

Две жизни синьоры Франчески
«Не родись красивой, а родись счастливой»… Одна из самых роскошных див итальянского кинематографа Орнелла Мути испытала справедливость народной мудрости на себе.

Донне Бембина

Вообще-то она не собиралась становиться актрисой. Это всё сестра-двойняшка Клаудиа, тихоня и скромница, которой вдруг взбрело в голову сниматься в кино. Она и затащила бойкую Франческу на кастинг, видимо, для поддержки морального Духа.
Известный режиссёр Дамиано Дамиани снимал детектив из жизни мафии под названием «Самая красивая жена». Намётанный глаз мэтра из сотен претенденток на главную роль выхватил юную красотку с зелёными русалочьими глазами, чёрной гривой волос, белой кожей и аппетитными южными формами. Она ещё отнекивалась: «Да не нужно мне ваше кино. Лучше возьмите мою сестру…» Но её уже никто не слушал: загримировали, переодели и отправили на съёмочную площадку. Она с лёгкостью вошла в образ «Донны Бамбины» — женщины-девочки, в которой детская невинность сочетается с порочностью и сексуальностью. Что, впрочем, неудивительно. Под южным небом Италии женская красота Франчески созрела рано. Соблазнительная фигурка, тонкая талия, полная грудь, пышные бёдра, стройные ножки… Она с 12 лет не могла спокойно пройти по улице, мужчины сворачивали головы и восхищённо присвистывали вслед. К слову, она оказалась самой юной дебютанткой в истории итальянского кино, «обскакав» на год Стефанию Сандрелли, той было 15.

С лёгкой руки режиссёра юная Фран­ческа Ривелли получила пафосный киношный псевдоним Орнелла Мути (что-то вроде «позолоченная»), который с тех пор прилип к ней намертво. Франческа очень не любит, когда её так называют. Отношения с Орнеллой Мути у неё сложные. Эта ослепительно-красивая, всегда уверенная в себе дива имеет с ней мало общего. Она никогда не знала неудач, разочарований. А у Франчески в жизни бывало всякое. Ей даже порой кажется, может, это Орнелла крадёт её счастье?

Принцев мало и на всех их не хватает

Фильм Дамиани имел успех. Франческа, то есть теперь уже Орнелла, очаровала не только зрителя, но и своего партнёра по съёмкам Апессио Орано. Игравший на экране крутого мафиози Алессио в присутствии зеленоглазой чаровницы робел терял дар речи и смущался как гимназистка. «Почему бы тебе не выйти за него замуж?» -спрашивала Клаудиа. сестру. Но та лишь отмахивалась. Ей нужен не «юноша бледный», не экранный герой, а настоящий принц. Как говорится, бойтесь своих желаний, ибо они могут сбываться. Правда, не совсем так, как нам хочется.
Принц не принц, но знойный испанец голубых кровей в её жизни действительно появился. Она влюбилась без памяти. Узнав, что ждёт ребёнка, летела к любимому словно на крыльях, чтобы сообщить радостную новость. Ей уже грезились утопающее в зелени патио на берегу моря и куча детишек, резвящихся в волнах. Но красавец ликования не разделил. Рассеянно чмокнул в щёку, обещал перезвонить и… отбыл в неизвестном направлении. То есть, конечно, в известном. Дона Хосе (так звали «принца») ждала на родине жена, и, кстати, тоже беременная. Спустя две недели после их расставания у него родилась дочь.

Старая любовь не ржавеет

Франческа недоумевала и злилась. Почему её бросили? Что она сделала не так? Странные существа эти мужчины. Сначала заглядывают тебе в глаза, клянутся в вечной любви, а потом исчезают из твоей жизни навсегда.
В октябре 1974 года Франческа родила девочку, которую назвала Найке. Ей 19, у неё нет мужа, а у её ребёнка нет отца. И тут на горизонте вновь возник верный рыцарь Апессио. Он предложил свою помощь и своё сердце. Она ответила согласием. Вскоре они поженились. Франческа очень старалась быть примерной итальянской женой, готовила спагетти, пекла «Маргариту», но у кино были другие планы на её счёт. Правильнее сказать на счёт Орнеллы Мути. Не менее именитый режиссёр Марко Феррери пригласил её в Париж сниматься в своём фильме «Последняя женщина». Его манера работать с актёрами отличалась «оригинальностью»: мэтр орал на них благим матом, топал ногами и раздавал налево и направо обидные прозвища. Её, к примеру, он обзывал «коровёнкой», а однажды на площади Согласия устроил настоящий скандал, обвиняя в тупости и непонимании роли. К ним уже на­правлялся полицейский, когда Марко вдруг обнял её и впился в губы поцелуем. Так начался их роман.
Две жизни синьоры Франчески

Служебный роман

«Марко был первым, кто по-настоящему в меня поверил, — вспоминает сама Мути. — До того как работать с ним, я снималась в другом кино. В простых комедиях по-италь­янски». Интеллектуал Феррери избавил её от амплуа пустоголовой красотки, годящейся только для сцен с раздеванием. Благодаря ему она выросла как актриса, как личность и взошла на актёрский олимп. Орнелла Мути почти не сомневалась в его чувствах к себе. «Нежность и любовь, которыми окружал меня Марко, были чем-то настолько интимным, что словами не опишешь. Его притягивали я, моё тело…» Он мог любоваться ею часами, как произведением искусства.

Франческа в отличие от своих мужчин никогда не умела жить на две семьи. Дома начались скандалы. Алессио был недоволен её поздними возвращениями. «Ты совсем забросила дочь, не занимаешься домом», -пилил он красавицу-жену. И однажды Франческа не выдержала: «Отстань! — орала она. — Это всё из-за тебя, я не могу жить с таким уродом!» Они разошлись, а потом из её жизни пропал и Феррери. Как истинный’ художник, он нашёл себе новую музу — холодную немецкую красавицу Ханну Шигулу.
Франческа плакала в по­душку, а ослепительная Ор­нелла на экране продолжала сводить мужчин с ума и разбивать вдребезги их сердца. Она была нарасхват-три, че­тыре картины в год.

Укрощение

На съёмках незатейливой истории любви брутального фермера и столичной капризной красотки Орнелла больше думала не о роли, а об актёре, игравшем «неотёсанного мужлана» и «деревенщи­ну». Ещё бы! Ведь это сам Адриано Челентано! Любимец, без преувеличения, всей Италии, весельчак, балагур, человек-праздник. Немудрено, что она попала под «каток» его обаяния. Каждый день рядом с ним был наполнен счастьем. Она впервые за много лет почувствовала себя дев­чонкой, способной беззаботно смеяться, объедаться мороженым и «отрываться» на концертах под его песню: «Сюзанна, Сюзанна, мон амур». Затем была комедия «Безумно влюблённый», где они вновь снялись вместе. Эти съёмки окончательно закрепили «нежную дружбу» актёров. Только слепой мог не заметить, какие искры между ними ле­тают. Уже весь Рим в курсе, что Челентано живёт на два дома, они везде появляются вместе, и тем не менее Адриано каждые выходные проводит с семьёй за воскресным обедом и никак не решается поговорить со своей женой, актрисой Клаудией Мори. Франческа, быть может, терпела бы это и дальше, но Орнелла взбунтовалась. Её, такую красавицу, делиться кем-то ещё! Она требовала определённости. На прямо постав­ленный вопрос Адриано не говорил ни «да» ни «нет». А однажды все утренние газеты вышли с одной-единственной фразой на первой полосе: «Клаудия! Прости!» Челентано «посыпал голову пеплом» и просил у жены прощения за свой «безрассудный» роман с Орнеллой Мути! Она была вне себя от ярости и обиды. Какое вероломство, коварство, предательство! Чуть поостыв, она поняла: её любимый мачо относится к тому типу мужчин, которые до старости остаются «маменькиными сынками». Они видят в жене вторую маму и, нашкодив на стороне, всегда возвра­щаются к ней с повинной.
И всё-таки она до сих пор вспоминает о нём с теплом и ностальгией: «Время, связанное с Челентано, осталось в моей памяти как лучшее».

Синьор Мути

Теперь она была звездой — знаменитой, богатой и no-прежнему одинокой. Вокруг вились толпы поклонников — влиятельных и солидных. Но она почему-то выбрала Федерико Факинетти. Не слишком молодого, не слишком красивого, не слишком богатого бизнесмена средней руки. Может, потому, что устала? Захотелось красивых слов, поступков? А Федерико по этой части был мастак. Расточал комплименты, внимательно слушал, делал щедрые подарки. Каждый день недели пылкий влюблённый посвящал определённой части её тела, для которой подбирал «милый пустячок» в несколько карат, а в воскресенье дарил что-нибудь особенное и дорогое — «для всей Франчески». И она. сдалась. Ахнуть не успела, как стала женой, а потом и матерью двух очаровательных малышей — Каролины и Андреа.

Франческа пила утренний кофе и просматривала газеты, как вдруг наткнулась на невесть откуда взявшийся бульварный листок. Брезгливо поморщившись, хотела отправить в корзину, но что-то остановило. «Любовница синьора Факинетти даёт интервью!» — «кричал» жирный заголовок. Дамочка щедро делилась воспоминаниями: «Федерико говорил ей, что не любит жену, что в постели та холодна, скучна и убийственно однообразна». За первым ударом последовал второй: те же таблоиды известили, что «синьор Мути» (так пресса окрестила Факинетти) погряз в аферах и вот-вот сядет в долговую тюрьму. Оказалось, он промотал, прокутил, потратил на любовниц не только свои, но и её деньги. Все, кроме неё, знали, что в деловом мире у Фе­дерико дурная репутация, его прозвали «вечным банкротом». Что и все его подарки, и роскошный загородный особняк, и вилла в Швейцарии куплены на её гонорары, которыми он безраздельно распоряжался. Франческа наняла лучших адвокатов и спасла мужа от тюрьмы, а потом выг­нала. А после впала в затяжную депрессию. Это была не просто измена. Это был крах жизни, позор, торжество Орнеллы, которая в их молчаливых беседах в зеркале каждый раз ругала Франческу за наивность и глупую доверчивость.

А жизнь продолжается

Незаметно подросла Найке и однажды огорошила мать известием о своей беременности. Замуж не хочет, вырастит ребёнка сама: «Как ты, мама». Франческа начала было ругаться, но по­том вспомнила себя в юности и успокоилась. Родился мальчик, а она научилась говорить журналистам: «Да, у меня есть внук». Что только добавляет ей шарма, ведь с Найке они выглядят, как сестры. В чём секрет неувядающей красоты синьоры Франчески? Неужто дело в пластике и молодом муже Стефани Пикколо, кото­рый, бывают Же совпадения, лучший в Риме пластический хирург. В его руках побывали чуть ли не все именитые италь­янки. Все, кроме неё.
Быть может, это и пленило Стефано, который, кстати, младше актрисы на восемь лет. На все едкие выпады актриса с улыбкой отвечает: «Красота и молодость женщины зависят от любви и обожания, которыми она окружена».
Ну, похоже, с этим у Франчески про­блем точно нет и, судя по всему, ещё долго не будет.

P. S. Сдаётся, неуёмная Орнелла наконец успокоилась, а невезучая в любви Франческа обрела женское счастье. Кто знает, надолго ли? Говорят, недавно актриса подарила Стефано изящный браслет с надписью: «Любишь — отпусти»…

Март 13, 2011 12:41:42 ПП





Написать ответ