Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 1050 Статей 1245


Шоколадная золушка

Анна БальтауфСеротонин — вот источник счастья, подайте его с улыбкой на подносе, и любой мужчина, пусть он будет трижды аристократ, — ваш! Главное, чтобы он оказался сладкоежкой…

1745 год. Анна Бальтауф работала официанткой в венской кофейне, которую в наши дни где-нибудь в Москве назвали бы, конечно, «Шоколадницей». Божественный напиток древних ацтеков, битком набитый серотонином, только-только вошёл в моду и продавался здесь за баснословные деньги исключительно «сливкам общества». Впрочем, Анна и сама была дворянской крови, только не распространялась об этом. Стыдно же, право слово, дочь дворянина (нищего, как церковная крыса), наряженная, как служанка, в белый передник, подаёт чашки с напитками клиентам. Ну вот очередной заказ. Она расставила посуду на подносе, «надела» дежурную улыбку и плавно поплыла к столику с важным господином. Она ещё не знала, но это князь Дитрихштейн — представитель древнего австрийского рода и жертва моды на шоколад, а теперь и её улыбки. Любовь с первого взгляда, она и в «Шоколаднице» конца XVIII века — Любовь.

На вечную память

Картина опять-таки очень модного эмигранта из Швейцарии, художника Жана Этьена Лиотара под названием «Шоколадница» стала свадебным подарком для бывшей официантки от её супруга князя, который вступил в мезальянс, несмотря на сопротивление всей семьи. По просьбе влюблённого молодожёна портретист изобразил новоиспечённую княгиню в форменной одежде работницы кофейни: серая юбка, золотистый корсаж, белоснежный накрахмаленный передник, розовый чепчик, белая косынка. Глаза её скромно опущены вниз, но лицо преисполнено сознанием собственной женской силы, а осанка, руки, ножка из-под юбки полны грации. В руках она держит поднос, на котором стоят фарфоровая чашка с шоколадом и стеклянный стакан, наполненный водой. Официантка изображена на нейтральном фоне, образованном светлой стеной и полом. Ни столиков, ни посетителей заведения вокруг, всё исчезло, осталась только Она, идущая к Нему. Должно быть, именно так князь помнил ту секунду, когда влюбился в Анну. И сила этого чувства видна через время, через слой пастели, которой написан портрет…

Сейчас в моде свадебные фотосессии, степень затейливости которых зависит от сноровки фотографа и бюджета молодых. Да и все приобрести стало легче, так купить матрас для кровати недорого не выходя из дома стало повседневностью. А в те времена, кто интересовался искусством, настолько устали от манерности и вычурности живописцев, что картина швейцарца произвела эффект разорвавшейся бомбы своей простотой, лако­ничностью, фотографической точностью. Так можно писать?! Откровение. Культурный шок. Всеобщий восторг!

И расстроенная невеста. «Шоколадная Золушка» ненавидела униформу официантки, мечтала позабыть об унизительной роли, которую ей приходилось играть в кофейне, и отныне носить только восхитительные на­ряды, достойные её нового статуса. Напрасно Лиотар, которого величали «портретистом королей и красивых женщин», и супруг, для которого не было никого милее и краше, чем она, дуэтом убеждали Анну, что в скромном одеянии её обаяние очевиднее, просто сногсшибательно! Княгиня (а поскольку титул князя в Австрии — это всё равно что принц, то можно сказать «принцесса») капризничала и топала ножкой, аки прирождённая принцесса. Она велела созвать на свою по-королевски роскошную свадьбу всех девушек-шоколадниц, подавала им надушенную ручку и произносила: «Теперь я принцесса, и вы должны целовать мне руку!» Ох, навсегда они запомнили тот день, карма принцессы наверняка испортилась на семь поколений вперёд…

Одним взмахом кисти…

По другой версии на картине изображена Шарлотта Бальтауф, дочь венского банкира, принёсшая поиздержавшемуся князю немалое приданое.
А по третьей — это портрет камеристки императрицы Марии-Терезии по фамилии Бальдуф, которая благодаря своей красоте выскочила замуж за принца крови.
После того как род Дитрихштейнов угас, картина сменила несколько хозяев, ни у кого надолго не задержавшись, а в настоящее время любой желающий может полюбоваться на «Шоколадницу» в Дрезденской картинной галерее.

По иронии судьбы изображение той, что стремилась в высшее общество, стало одной из старейших торговых марок в мире: в 1862 году американская компания Baker’s Chocolate приобрела права на использование картины в рекламе своей продукции.

Январь 20, 2015 10:50:57 ДП





Написать ответ