Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 1050 Статей 1245


Тонкая натура Энн Хэтэуэй

Энн ХэтэуэйГолливудскую актрису Энн Хэтэуэй многие назовут счастливицей, а сама она без ложной скромности заявляет, что стоит в самом начале своего творческого пути. Но сейчас ее мечты связаны с недавно обретенным статусом жены.

После яркой премьеры «Отверженных» в 2013 году в вашей карьере словно бы наступило затишье. С чем это связано?
Это только так кажется. Я не сидела сложа руки, упиваясь собственным величием (смеется), как это наверняка представляют критики, а вовсю работала. Просто фильмы выйдут чуть позднее.

Ваша жизнь после «Оскара» изменилась?
Безусловно! Знаете, я даже стала ходить в группу анонимных оскаропосцев. Ну там, знаете… «Привет, я Энн, и у меня «Оскар». В моей группе все очень милые люди, сейчас рано об этом говорить, но я чувствую, что мы подружимся! (Смеется.)

А если серьезно, то это можно воспринимать как «нет»?
Я никогда не задумывалась, но, знаете, конечно, моя жизнь изменилась. Но дело не только в «Оскаре». Я вышла замуж, потом получила эту награду… В моей жизни словно забил сияющий источник. Не хочу гадать, с чем это связано. Знаете, ведь если задумываться о причинах, то удачу можно и спугнуть…

Вам удается находить компромисс между семьей и карьерой?
Да. Пока все складывается так, как бы мне хотелось. Надеюсь, так будет продолжаться и в будущем.

Какая роль из сыгранных вами была самой трудной?
Я не люблю простые проекты, каждая моя роль — это вызов самой себе. Если говорить о «Темном рыцаре», то я пережила изнурительные физические тренировки, роль в «Рэйчел выходит замуж» была тяжела эмоционально, ну а Фантина в «Отверженных» — это вообще что-то из ряда вон выходящее…

Вы сильно потеряли в весе для роли в «Отверженных», верно?
О да, если бы меня спросили о моем хобби, я бы ответила: «Терять вес». Мне кажется, я делаю это постоянно. (Смеется.) На съемках «Дьявол носит Prada» мне нужно было превратиться из «Энди б-го размера» в «Энди 2-го размера». Мы с Эмили (Эмили Блант) запрещали себе даже думать о еде, давали друг другу торжественные клятвы. Помню, как мне снились пончики…

А в обычной жизни придерживаетесь диеты?
Нет. Я давно приняла себя такой, какая я есть, со всеми недостатками.
Конечно, иногда я, как и любая женщина, смотрю на себя в зеркало и думаю: «Ну почему ты забросила спорт­зал?» Но в целом я довольна своей внешностью. Со своими комплексами я распрощалась.

Сложно представить, что у вас могли быть комплексы…
Почему же? Я была обычным ребенком, а потом и обычным подростком, эдаким гадким утенком. Родители очень поддерживали меня, и, помню, однажды после записи какой-то передачи, где я выглядела просто кошмарно, папа сказал: «Дочка, камера тебя любит!» И с тех самых пор каждый раз, когда я не уверена в своих силах, я вспоминаю эти его слова.

А когда вы приняли решение стать актрисой?
Не помню, в детстве, наверное… Но не из-за своей внешности. А из-за мамы, уж очень хотелось быть на нее похожей. (Смеется.) Папа-то у меня юрист, его работа еще в детстве мне казалась скучной.

Вы хорошо учились в школе?
Да, в целом я была довольно прилежной, но на нелюбимых предметах часто витала в облаках. На математике, например. О чем сейчас жалею.

Почему?
Например, я ничем не смогу помочь своим детям, когда им в школе будут задавать сложные задачки по математике…

Вы планируете завести детей в ближайшем будущем?
Это не тот вопрос, где можно что-то планировать, но, скажем так, я бы этого очень хотела. И Адам, конечно, тоже. (Смеется.)

Как вы относитесь к слухам о вашей беременности, то и дело возникающим в прессе?
Совершенно спокойно. Я примерно представляю, откуда они берутся. Свободная футболка? Отсутствие макияжа? Любой повод сгодится, чтобы насочинять с три короба. Я давно научилась игнорировать папарацци и не пускать их в свою жизнь. Хотя в самом начале моей карьеры какой-нибудь злобный пасквиль мог довести меня до слез.

Сколько детей вы с Адамом хотели бы иметь в перспективе?
Я сама из большой семьи (у Энн два брата, старший и младший) и свою собственную семью в мечтах вижу такой же большой и дружной.

Вы с Адамом довольно долго встречались, прежде чем пожениться. Вам легко было принять его в новом статусе?
Мы с Адамом — то, что принято называть «две половинки». Мы были счастливы, когда встречались, и без­умно счастливы сейчас. Мне приятно называть его мужем. Я уверена, что, когда в нашей жизни появится малыш, мы будем любить друг друга еще сильнее. Не знаю, как это возможно, но именно так и будет!

Февраль 4, 2014 4:22:46 ДП





Написать ответ