Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 1050 Статей 1322


Тайны любви Леонида Собинова

Леонид Собинов
Леонид Собинов ушел из жизни, когда был на пике славы и всемирного признания как актер. Он прожил очень счастливую жизнь и как артист, и как обычный человек — с присущими нашему обычному существованию радостями и печалями, встречами и расставаниями, заботами, хлопотами и — любовью.
Судьба подарила ему встречи со многими женщинами, некоторые из них сыграли огромную роль в его жизни, озарив ее любовью. И каждая любовь его осталась в прошлом со своей тайной..

Любимец публики и женщин

Про Леонида Собинова можно было смело сказать, что он «толпою вечно окружен…». И немалая часть этой «толпы» состояла из женщин — разных возрастов и положения, жительниц столиц и провинциалок, многодетных замужних матрон и совсем юных созданий — все они составляли многотысячную гвардию «собинисток». Певец пользовался невероятным успехом у женщин, да и трудно было ожидать другого — ведь он был не только необычайно талантлив, но еще и красив, статен и необыкновенно обаятелен. Ну про кого еще мог ходить такой анекдот: «Однажды за кулисами во время спектакля две девушки возмутились, что Татьяна влюбилась в Онегина, а не в Ленского. На что актер Оленин, исполнявший в спектакле главную роль, заметил: «Милые барышни, не судите строго Пушкина, он ведь не знал, что Ленского будет петь Собинов»…
Буквально все современники великого певца вспоминали о нем не только как о чрезвычайно одаренном артисте, но и как об очень щедром и отзывчивом человеке, отличном собеседнике, интеллигентном и разносторонне образованном. В него нельзя было не влюбиться. И в него влюблялись…

«Ох, рано он завел семью!..»

Действительно, Леонид был еще совсем молод, когда женился — он только-только перешагнул двадцатилетний рубеж.
Уже тогда в нем боролись две страсти, два начала — мечта об адвокатском поприще и неудержимая тяга к искусству. С 1890 по 1894 год — студент юрфака МГУ, затем год обязательной военной службы, следующие четыре — помощник присяжного поверенного у знаменитого российского адвоката Ф.Н. Плевако. И одновременно — член студенческого хора, потом — учащийся Музыкально-драматического училища по классу вокала, участник итальянской оперной труппы, работавшей в Москве, и, наконец, с 1897 года — солист Большого театра!

Дебют Собинова был настолько блистателен, что дирекция театра, заключая с ним контракт, согласилась на все его условия, в том числе и на совмещение театральных выступлений с адвокатской деятельностью!
Где-то к концу 1898 — началу 1899 года Собинов понял, что надо принять окончательное решение — либо в пользу адвокатуры, либо в пользу театральной сцены. Как ни странно, по времени принятие этого решения примерно сов­падает и с другим, не менее серьезным в его жизни — он решает подать на развод.
Как уже было сказано, будущий великий певец женился рано. Избранница Собинова — начинающая драматическая актриса Мария Каржавина, с которой он познакомился на занятиях в музыкальном училище, — была на год моложе его. У молодых людей сердца горели страстью, души и разум были переполнены романтикой. Но для семейной жизни этого оказалось недостаточно. И даже несмотря на рождение двух сыновей, брак их оказался недолгим.

Слава и успех стремительно пришли к Собинову. И на этом фоне — неожиданное расставание. Почему брак распался? Почему 20 лет потом не оформлялся развод? Как удалось сохранить с Марией Федоровной дружеские отношения на протяжении всей оставшейся жизни не только самому Собинову, но и всей его семье? Можно предположить, что уход Леонида от карьеры адвоката, сулившей прочное положение, прежде всего материальное, в мир театра, где любовь и признание публики весьма непостоянны, породили в молодой семье разногласия и непонимание. А возможно, причина крылась еще глубже. Как-то в письме к одной знакомой Собинов дал не очень лестную характеристику бывшей жене: «…Я не имею никакого права отнимать у нее детей, хотя прекрасно знаю, что она очень плохо их воспитает…»
Трехлетний Борис и полуторагодовалый Юрий остались с матерью. Но Собинов не только любил своих мальчиков безумно — он присутствовал в их жизни постоянно. А они на его любовь отвечали ему взаимностью…

Прекрасная Елизавета

В 1901 году Леонид Собинов познакомился с известной театральной семьей Садовских. Вся жизнь их была связана с московским Малым театром: глава семьи и его супруга прослужили в нем без малого 40 лет, а одна из дочерей, Елизавета Михайловна, весной того года отметила уже семилетие своего служения Мельпомене. «Стаж» Собинова на тот момент был скромнее — всего четыре года на сцене Большого театра, но имя его уже гремело по всей Москве.
С первых же минут знакомства Леонида и Елизавету потянуло друг к другу. Они были ровесниками, однако Елизавета в свои 29 была барышней не только интересной, но и незамужней, а премьер Большого театра в свои 29 был не только человеком женатым (во всяком случае, официально), но и отцом двух сыновей.
Любви покоряться легко, спорить с нею трудно. Ни возражения родителей, ни общественное мнение, ни семейные обязанности не смогли помешать начавшемуся роману. Как говорится, так было угодно судьбе!..

Они встречаются то редко, то часто — в основном, в свободные дни и недели после окончания театральных сезонов или гастролей. Бывала судьба к влюбленным и благосклонна: иногда им удавалось вместе концертировать или отдыхать, например, в Италии, куда Собинов регулярно ездил не только выступать, но и заниматься с итальянскими преподавателями пения, разучивая новые оперные партии. И немалая часть их романа существовала в виде… «романа в письмах».
«Я не могу допустить мысли, что ты за­хочешь быть мне чужой, что ты разлюбишь меня. Это невозможно, невозможно».

«Спасибо тебе, доченька, за фотографию, она мне доставила большое удовольствие. Но вместе с тем мне и захотелось еще поскорей увидать тебя, моего милого. Без тебя мне жизнь не в жизнь, все какая-то тоска за сердце хватает. А при тебе этого никогда нет. До свидания пока, милый мой, любимый! Крепко, крепко целую тебя».
«Дорогой мой, любимый дружок… как я благодарен тебе за твое письмо, ты и представить себе не можешь. Оно пришло как раз в такую минуту, когда я чувствовал себя особенно скверно. Какая-то сила внутренняя, должно быть, надоумила тебя написать мне. Безумно хочется мне расцеловать тебя. И дни и ночи думаю я о тебе. Я не расстаюсь с желанием быть с тобой каждую данную минуту…»
«…Вернувшись домой, я нашла у себя письмо от моего милого, прекрасного… единственного!.. Господи! Я просто дождаться тебя не могу! Что только со мной будет, когда я увижу тебя!..»

В письмах они делились и достижениями, и неудачами, и творческими планами. Елизавета выполняла поручения Леонида, связанные с подготовкой сценических костюмов, подбирала для каждой новой его роли литературу. Он, пользуясь своим положением и связями, помогал ее актерской карьере, добиваясь для нее выигрышных ролей в театре.
Собинов снял квартиру в Москве, где и предполагала обосноваться влюбленная пара. Пока Леонид «шагал» к всемирной славе в Миланском театре «Ласкала», Елизавета занималась обстановкой квартиры и созданием «гнездышка любви». Незадолго перед возвращением Собинов писал ей: «Как мне приятно было читать, что квартира у нас имеет приветливый вид, что все отлично устанавливается. Мне так хочется приехать и войти сразу к себе в уют…»
Все складывалось ко вполне счастливому окончанию длившегося уже не­сколько лет романа. Но осуществиться этим планам было не суждено. Все изменил один октябрьский вечер 1908 года. В тот день в московском Большом театре давали оперу Л. Делиба «Лакме»…

Звезда по имени «Вера»

…Собинов в ожидании выхода на сцену прохаживался в кулисах. Неожиданно его внимание привлекла девушка, он явно видел ее в театре впервые. Они со­прикоснулись взглядами и… это решило все!
На следующий же день они снова встретились в театре. Теперь Собинов знал о 19-летней Верочке Каралли многое. После окончания училища в 1906 году она была сразу принята в труппу Большого и быстро «вышла в примы». Она легко покорила публику: у нее еще не было филигранной техники, зато были тонкая красота, гармоничность пластики, выразительные движения рук. Уже в те годы началась ее конкуренция с Анной Павловой. Та первая исполнила в Мариинке хореографическую миниатюру «Умирающий лебедь». Вскоре этот номер начала исполнять и Вера. И критики часто отдавали предпочтение именно ей, утверждая, что на фоне лебедя — Каралли Павлова кажется лишь «милой чайкой»!..

Через несколько дней Собинов отослал по адресу Верочки в роскошной вазе огромный букет ярко-алых роз — символ страсти. Чувства их были взаимны и, по-видимому, очень сильны, раз уже вскоре влюбленные поселяются вместе.
…После спектакля двери их дома распахивались для гостей. Великолепная трапеза, звон бокалов, тосты, шутки — было оживленно, шумно и весело, а душой компании всегда был хозяин.

Спустя годы, в своих воспоминаниях Вера Каралли напишет: «Передо мной встают многие картины нашей когда-то совместной с ним жизни, полной общей гармонии и красивой, как радость, весны! Стоило ему уехать, как дом сразу начинал напоминать хотя и безоблачный, но серенький тихий вечер с ушедшим солнцем. Наши общие друзья спрашивали: «Ну когда же появится опять солнце красное?» И, правда, стоило ему вернуться, как наш дом становился снова светлым, солнечным…»
Несколько раз влюбленные отдыхали на заграничных курортах. В письмах оттуда певец передает друзьям горячие приветы от Веры Алексеевны — и это давало лишний повод говорить о серьезности намерений Собинова в отношении Верочки.
Развязка бурного и страстного романа наступила неожиданно.

В 1909 году Леонид Витальевич едет вместе с Верой в заграничное турне. Они становятся свидетелями триумфов друг друга. Но во французской столице во время «Дягилевских сезонов», где Вера исполняла главную партию в балете «Павильон Армиды», она вдруг покинула Париж. Ходили слухи, будто бы из-за того, что эту партию хотели отдать Анне Павловой. Однако, причина была в другом. В разгар сезона у Каралли появилась серьезная проблема — она узнала, что беременна.

Некоторые исследователи считают, что Собинов, поставив Веру перед выбором — или она остается одна с незаконно­рожденным ребенком, или они остаются вместе, но ребенка не будет, — заставил ее сделать аборт. Операция повлекла за собой гораздо большую проблему: бесплодие — детей у Веры Каралли ни­когда больше не было.
Рискнем предположить обратное: не Собинов, любивший детей и не отказавшийся во втором браке от рождения еще одного ребенка, настоял на аборте, а сама Каралли. Ее карьера была на взлете — а она, что называется, с младых ногтей стремилась именно к этим вершинам, — да еще и конкурентки, в лице хотя бы той же Павловой, стремились разделить с нею, а лучше — отобрать, пальму первенства. Возможно, Каралли не захотела ставить под уфозу всё ею завоеванное с таким трудом.
Доподлинно узнать это, видимо, не суждено никогда, но, так или иначе, их отношения завершились…

Послесловие к любви. Послесловие к жизни…

В 1915 году Леонид Витальевич Собинов, наконец, оформляет развод с Каржавиной и сочетается законным браком с Ниной Ивановной Мухиной. Брак этот, продлившийся почти двадцать лет, не был ознаменован чем-то выдающимся, но и ничем не был омрачен. В 1920 году в семействе Собиновых случилось прибавление — родилась очаровательная девчушка, которую нарекли Светланой.

…А что же те, кого великий певец любил когда-то?..
Верочка разрыв переживала долго и стремилась заглушить одолевавшую ее грусть работой. Помимо службы в театре, Каралли пробовала себя в новом виде искусства — кино, и быстро достигла успеха: она снялась почти в тридцати картинах и стала одной из самых высокооплачиваемых актрис.
Затем была роковая любовь с великим князем Дмитрием Павловичем, участие в убийстве Распутина, эмиграция после Октябрьской революции и почти полвека жизни на чужбине…

С Елизаветой Михайловной Собинов никогда не прерывал дружеских и отчасти деловых отношений, переписывался с ней, помогал материально.
Уже будучи оба семейными людьми, они иногда встречались поболтать за чашкой чая, вспоминая прошлое. Приходя в гости к ней, Собинов любил сесть за пианино и наиграть их любимые романсы. Это была просто большая дружба — открытая, веселая и непринужденная. Кстати, вскоре после рождения Светланы первые фотографии малышки уже стояли и на письменном столе Елизаветы Михайловны.

В июне 1934 года ее не стало. Она умерла, не болея, тихо и мирно. «Похо­роны были торжественными, — вспо­минал позднее племянник Елизаветы Михайловны. — У Малого театра траурную процессию встречала вся труппа. Впереди стоял Леонид Витальевич Собинов с огромным букетом белых роз. По его лицу текли слезы…»
Великий певец и артист пережил свою давнюю любовь всего лишь на четыре месяца и умер в том же, 1934 году. Они остались ровесниками навсегда…

Январь 11, 2014 5:35:52 ДП





Написать ответ