Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 1050 Статей 1245


Стороной прошла

Если любовь стороной прошлаЭто про любовь, с которой герои разминулись в пути, и чувство протопало мимо. Чья-то личная катастрофа побудила авторов Шишко и Акулова написать тоскливую песню про дерево клён, что шумит над речной волной…

Когда я слышу эти печальные куплеты, выдаю два варианта реакции. Первый: озираюсь по сторонам в поисках самого «весёлого» лица, которое заказало «песню про зайцев», то есть про клён. Как ни крути, репертуар специфический, звучит там, где «для вас весь вечер живая музыка». Заказывают её граждане не юные, а пожившие-повидавшие, вкусившие изрядно за душевным столом.

Второй вариант моей реакции: начать подпевать. Во фразе «а любовь, как сон, стороной прошла» слово «сон» заменить на «слон», спеть его громко тягучим басом — и остаться довольной содеянным. Скажете, глупость и озорство? Да и пусть. Можете осуждающе свистеть и улюлюкать, но считаю, что зачастую «любовь, прошедшая стороной» — лучший финал из возможных. То есть роман не закончился походом в загс, проживанием под одной крышей, рождением общих чад — и слава Богу.
К такому выводу пришла не сразу, с годами и литрами ночных слёз в подушку. А также после случайных встреч с теми, с кем «не сложилось» — спустя месяцы, годы и целую жизнь порознь. Разумеется, аналогичный опыт «счастливы не вместе» имеется у подруг. Суммируем всё и поделимся. Чтобы барышни, которые переживают личную драму «как жаль, что нам не быть вдвоём», вытерли слёзы и поверили, что всё к лучшему. А ещё запаслись терпением: наверняка впереди один из забавных, поучительных, целительных сценариев.

«Каким он был, таким и остался»

Наташе около 30, жена и мама двух надёжных парней: мужу Женьке 34, сыну Илье Евгеньевичу только-только стукнули солидные шесть лет. Наташа счастливая, солнечная, оптимистичная, мы с подругами сообща по-белому ей завидуем. И стараемся не вспоминать (исключение сделали только для вас, в благих целях и с её согласия), что когда-то Наташка была худющей, серой от горя и ни капельки не хотела жить. Она всё время плакала, повторяла: «Девочки, ну правда же, мы помиримся?» — и желала вернуться к негодяю Димке. Краткий экскурс в историю: встречались, любили, всё серьёзно, она уж под венец собралась, а у Димки — вот те на! — оказалась барышня Настя. Причём не на скамейке запасных игроков, а в основном составе, так как пятый месяц находилась в интересном положении. В общем, Димка поступил как честный человек по отношению к барышне и как последний… (вставьте нужное слово) — к Наташе. Мы-то, верные подруги, конечно, не дали пропасть, но хлебнули через край. Депрессия, слёзы, молчание, пустой взгляд, ночные звонки и безумные поступки: расставание вкупе с предательством — вещь страшная. К счастью, тот период безвременья, когда Наташка вроде жила, но её словно не было, далеко позади. Правда, иногда случались рецидивы, и она спрашивала ни с того ни с сего: «Интересно, а как бы у нас с Димкой всё сложилось, если бы не…?»

Однажды Вселенная рассердилась и ниспослала ответ, точнее, случайную встречу с Димкой. Наташка бежала с работы домой, заскочила по пути в магазин и, нагруженная вкуснятиной, на выходе столкнулась с бывшей «любовью всей жизни». Он вышагивал с незнакомкой — явно не с разлучницей Настей. Девушка воплощала тот тип, который мужчины стараются не знакомить с мамой по причине очевидной вульгарности…

Наташка нашла в соцсети нужных людей и поинтересовалась, как поживает Дима… Оказывается, уже дважды разведён, в активном поиске новой спутницы, причём кастинг широкий, участвуют все слои населения, дамы надолго не задерживаются. На работе у него чехарда и ералаш, с родителями в ссоре, детям и бывшим жёнам не помогает…

Надёжный парень Женька не понял, почему в тот вечер жена его беспрестанно целовала и затеяла его любимый «Наполеон» на ночь глядя. Ну и ладно, главное, она поняла: изначально «бракованные» люди редко меняются к лучшему. К лучшему с ними можно изменить только одно: не быть рядом.

И хорошо! Порой мы не осознаем, что жизнь — штука глобальная, она гораздо больше всех этих «главное, что я его люблю» и «зато сейчас нам вместе хорошо». Если даже сквозь розовые очки влюбленности видно, что избранник с серьёзными изъянами, есть ли смысл строить общее будущее? Пусть сейчас, в момент разрыва и переживаний, будет больно, но зато потом он не причинит вреда. Это как шахматный гамбит: пожертвовать фигурой, чтобы выиграть партию в целом. Потом, с высоты прожитых лет и других счастливых отношений, станет ясно: поговорки «чёрного кобеля не отмоешь добела» и «сколько волка ни корми…» придумали не на пустом месте. И хорошо, что та любовь стороной прошла.

«Как он посмел!»

Кто-то рождается в «рубашке», кто-то -в самолёте или такси, а наша Ира, судя по всему, в короне и королевской мантии — ну очень гордая и самолюбивая. Наверное, это было одной из причин расставания с Вадиком. Ох, как он её любил: ухаживал, на руках носил, проходу не давал. А Ире по большому счёту льстило внимание. Вадика она совсем не ценила, обидно шутила и насмешничала. Он много прощал и долго терпел, а потом терпение лопнуло… В общем, Ирка виду не подавала, но переживала серьёзно, как-то даже расплакалась, мол, только теперь поняла, что по-настоящему любит. Вадику напоследок удалось задеть её «болевую точку» — самолюбие, поэтому Ирка была готова даже выйти замуж, лишь бы вернуть королевские позиции. Бывший ухажёр лишил такой возможности, уехав в другой город…

Они увиделись спустя три года, из которых полтора Ирка провела в стучании головой о стену: «Как его вернуть, не мог же вот так взять и уйти, от меня ещё никто не уходил…» В остальные полтора года Ирка успела встретить Того Самого, влюбиться и выскочить замуж. Причём новоявленный принц (вместо коня приличная иномарка) из гордячки вьёт верёвки и заставляет плясать под свою дудку, любит её, но не позволяет капризничать. А она безоглядно счастлива… Вадик, кстати, на чужбине тоже даром время не терял, женился и доволен жизнью.

«Как хорошо, что у нас ничего не получилось! — выдохнула радостная Ира. — Вернула бы его, и было бы два несчастных человека. А сейчас — четыре счастливых!»

И хорошо! Порой мы хотим, чтобы всё срослось и сложилось, из глупых стремлений, эгоизма, ложных представлений «так правильно, всё кажу людей», желания что-то доказать или кого-то наказать. Но проходит время, и мы понимаем: слава Богу, что не вместе. Получив не нужного по большому счёту человека, мы бы упустили счастливую встречу, ту, что впереди, с самым важным и главным. А наказать глупым поступком можно разве что себя.

«Разные люди»

Когда Оля стала встречаться с Сашей, не сразу заметила его специфические предпочтения. «Если бы ты чуточку поправилась!» — мечтательно говорил Саша худышке Оле. На свидании он стремился накормить её до отвала, идеалом женщины считал Анну Семенович — крепкую барышню, в теле. Оля не жаловала фигурное катание и пышные формы «идеала», поэтому категорически протестовала против прибавки в весе. Но Саша ей нравился, даже очень…

«Неужели нельзя было пойти на комп­ромисс?!» — рыдала Оля, когда Саша всё-таки покинул её ради другой. Женщина, воплощавшая тучное счастье странного парня, в подмётки ей не годилась — на наш с подругами взгляд. Но Оля ещё долго упражнялась в сослагательном наклонении: «Как было бы хорошо, если бы я поправилась и мы бы поженились…»

Я была с Олей в тот день на вокзале. Тучная женщина выходила из машины, Саша протягивал руку и сладострастно улыбался. Мы вернулись с курорта, а Сашина «мечта» уезжала. Мыс Олей — в шортах, поджарые и загорелые, Олина соперница — в шортах. Огромного размера, обтягивающих щедрые формы, рискующих треснуть по шву, точнее, сразу по всем швам — именно эти шорты, увиденные «крупным планом», заставили Олю сказать: «Батюшки! Как здорово, что мы расстались!»

И хорошо! Иногда кажется, что любовь примиряет со всем, мы готовы пойти на любые компромиссы, ведь мы же любим! Но повторимся: жизнь гораздо больше любви. И коль человек знает личные предпочтения, вкусы, желания, планы, за него можно порадоваться. И поблагодарить за честность: зная свою натуру, он не хочет «втискивать» избранника в заданные рамки, не идёт против себя, просто ищет то, что нужно. А мы, покинутые, но не обиженные, обязательно встретим того, кто также искал нас — худых, вспыльчивых, пышных, рыжих, с щербинкой в улыбке и лопоухостью.

«И всё-таки. А если бы…»

Он сделал для меня невозможное и самое ценное — отпустил. Понимая, что неизбежна ломка характеров, что я буду страдать, стараться подстроиться под его требования, переступать через себя, злиться на него, ненавидеть, убегать и воз­вращаться, проклинать и прощать — ну что за радость быть вместе такой ценой?! Принять меня «в полном комплекте» с особенностями характера не мог-слишком авторитарен по сути, а подмять, заст­рогать под себя — пожалел…

Он успешен, хорош собой, женат, воспитывает чудесного сына. Я замужем, мама голубоглазой дочки, счастлива обычным человеческим счастьем. Мой невыносимый характер куда-то подевался, растворился в нежности к мужу, в восторженной любви к дочке, в повседневных заботах и приятных мелочах. Его диктаторский нрав, кажется, тоже капитулировал. Глядя на его жену, я вижу спокойную умиротворённую женщину, у неё взгляд и улыбка как у Джоконды, значит, всё в порядке, семья как семья.

Иногда мы встречаемся, останавливаемся на бегу, и среди зимней стужи слышится кваканье лягушек в лесном весен—нем озере, гудит майский жук над головой, как тогда, в тот заветный день… Он улыбается: «Как ты?» — «Отлично!» — честно отвечаю я и тоже улыбаюсь. «Ну смотри мне! До сих пор за тебя переживаю и тревожусь!» — шутливо грозится он, мы расходимся. Он уносит с собой лягушек, а я — возмущённо гудящего жука, до следующей встречи на бегу.
«До сих пор за тебя переживаю» ещё-пару часов звучит у меня в ушах. «А что, если бы, — думаю я. — Ведь и у него, и у меня всё получилось, всё срослось… Что же мы, дураки, вместе не попробовали построить?» Потом отмахиваюсь и ныряю в обычную жизнь.

И хорошо, что не попробовали. Существует парадокс: люди, которые горячо любят, не уживаются вместе. Тиранят, требуют, ревнуют, мучают. Зато прекрасно «сочетаются» с другими: кого, возможно, любят меньше, а то и вовсе довольствуются другими хорошими чувствами вроде симпатии и дружбы. С этим ничего не поде­лаешь, нужно просто принять, что по­рой «любовь» и «жизнь» — разные понятия. И то, что так легко удаётся с одним человеком, с другим получается с треском и огромными жертвами — глупо, несправедливо и непонятно — и хорошо, что не вместе, слава Богу, что стороной прошла. Было бы так жестоко испортить жизнь того, кого любишь.

Декабрь 8, 2013 9:07:24 ДП





Написать ответ