Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 1050 Статей 1245


Страдающая женщина

Страдающая женщина

Страдающая женщина

…И как меня угоразди­ло? Хотел быть ближе к народу, зарегистрировался в одной Интернет-сети, наобум добавил онлайн присутствующих — и думал, «будет мне счастье». Но под бесполыми «никами» оказались сплошь барыш­ни. И моя френд-лента превратилась в разноголосый «плач Ярославны»: всё-таки женщины удивительно любят страдать

Девушка под ником «666», видимо, переживала расставание, поэтому наводняла ленту краткими деструктивными сообщениями: «Время не лечит», «Я стала страдать ипохондрией, мизан­тропией», «Всё ещё помню твои руки» и неожиданно — «В кафе был вкусный компот из сухофруктов».
Я читал, тряс головой, силился понять, почему мизантропией непременно нужно страдать, если можно вполне себе наслаждаться.
Другая дама, называвшаяся «enot23», сыпала строчками бытописания, но тоже с надрывом: «Пельмени — одинокие странники» . Или «За окном птичка. Воспевает моё одиночество». Я уж было решил, что всё не просто так, должен же быть смысл в этих «словесных выстрелах». Даже заподозрил, что нарвался на блог Елены Ваенги — и она «в прямом эфире» пишет очередную песню: «Мама, я его любила, взято за осно­ву» … Но потом морок развеялся, «енот23» оказалась барышней в ожидании любви. Ждать чувство «на позитиве» ей отчего-то казалось банальным, и она страдала наряду с пельменями и птичкой.

Третья посылала во Вселенную призывы небесных кар на голову мужчины, с которым давно встречалась. И давно знала, что у него есть другая — законная жена. В бигуди на голове и с вечным упрёком на малиновых губах. Но вероломный мужчина не оценил душевную тонкость любовницы, предпочёл оформленные в загсе бигуди и яркие уста… Мне невдомёк, зачем убиваться по очевидным последствиям любовного треугольника, но девушке второй месяц не надоедало.
Четвёртая оплакивала долю замужней женщины: она на работе и дома не жалеет сил. А муж не ценит. Ребёнок не слушается… Я вздохнул.

Пятая разве что не хохотала демонически в Интернет-пространство. На звенящей истерической ноте она повествовала, что пользуется бешеным успехом у сильного пола: толпы поклонников не перестреляли друг друга разве что из невозможности добыть боевой арсенал. Но фам-фаталь никого не любит и поэтому тоже страдает: с одной стороны, отвергнутые кавалеры, с другой — зависть подруг и осуждение общественности. Как не страдать, от сюжета камни заплакали бы.
Они все разные. Разнятся внешними данными, внутренним содержанием, возрастом и жизненными обстоятельствами. Но отчего все так любят причитать: «Доля моя тяжкая…»?

«Есть такая привычка…»

Я честно полез в дебри: надо же выяснить, почему целая прорва барышень коротает дни свои в тоске. Накопал брошюрку с исторически-религиозным укло­ном. Авторша утверждала, что страдание — самая привычная форма женского времяпровождения. Так повелось ещё от праматери Евы, когда Создатель пожурил её за нездоровый аппетит и рвение к эдемским плодам. И обрёк на вечные лишения вдали от райского комфорта. Дальше известно: в муках рожала детей, терпела и мытарилась всяко-разно. Так и повелось…

Я почесался. Не то чтобы «религия -опиум для народа», но и принимать на веру не хотелось…
Потом авторша решила опереться на исторические реалии. Дескать, испокон веков женщины — создания угнетённые и бесправные, то их в плен берут, то на кострах инквизиции жгут. В общем, кругом виноватые, им уже привычно петь грустные песни про кручину и горе горькое.
В принципе разумное зерно есть, решил я, генетическая память — великая вещь.
Но уже несколько поколений представительниц прекрасного пола избавлено от страданий, им подарили избирательное право и праздник Восьмое марта — что опять не так?

<<Страдать—это тренд» -

сказала 15-летняя родственница, выдула розовый пузырь из жвачки, завязала бант на шее плюшевого медведя и нырнула в социальную сеть.
— То есть как «тренд»? — не понял я. — Это модно?
-Ну, — заскулила юная феечка, — это де­лает взрослее и заманчивее. В этом ничего сложного, Макс! Открываешь сборник афоризмов грустного автора, например, Паоло Коэльо, выбираешь самую печальную цитатку и ставишь в статус. И всё, готово! Ты уже не школота малолетняя, а взрослая умная девушка, которая красиво оплакивает ушедшую любовь. Ну или любовь, которая ещё не пришла. Ну или хотя бы печалится за всё человечество. В принципе дождик за окном тоже подойдёт…
Я был потрясён. Оказывается, девы уверены: бороздить чело хмурыми морщи­нами — это загадочно и привлекательно. И неважно, что печалит: метеоусловия или отказ кота «по адресу» отправлять естественные надобности.

— И что же ты написала в статусе? -хмыкнул я.
Родственница перестала разглядывать подростковый прыщик в зеркальце и буднично буркнула: «Есть люди, которые родились на свет, чтобы идти по жизни в одиночку, это не плохо и не хорошо, это жизнь».
Я молчал. Феечка уточнила:
— Макс, правда же красиво ?
— Душераздирающе красиво, — сыронизировал я,но ирония осталась непонятой. — Ты решила остаться одинокой?
Феечка стихийно завязала хвостик на макушке:
— Пока ничего не решила. Пострадаю чуть-чуть, а там посмотрим.
Я облегчённо выдохнул. Пусть пострадает, авось это возрастное, пройдёт.

«Страдать — это безопасно»

Коллега Ирка ежедневно озадачивает меня хмурым выражением лица,угрюмыми репликами и беспросветным пессимизмом. Самое яркое событие её жизни — ожидание конца света в прошлом году, Ирка планировала «зажечь напоследок» . Когда предсказания индейцев майя не сбылись, коллега бродила мрачнее тучи…
Как-то во время корпоратива, будучи повышенно коммуникабельным, я не вы­держал и спросил:
— Ирин, почему ты всегда в печали? Она повела поникшими плечами:
— А чему радоваться? Всё, как у всех. Работа, дом, ребёнок, летом в отпуск к морю. Начальство периодически «радует». Матушка тоже добавляет свои « пять копеек в копилку». Она ещё молодая, но затюканная жизнью, вот и срывается на меня… Да и муж мог бы получше достаться.
— Ну и что? — не понял я. -У всех так, даже похлеще случается. Разве это повод?
— Макс, — устало пропела Ирка, — я боюсь лишний раз улыбнуться, чтобы беду не накликать. Вот так выйдешь на улицу накрашенная, в декольте и в разрезах на юбке, с улыбкой на лице — не поймут ведь. Окружающие подумают, что у меня всё слишком хорошо, станут осуждать и завидовать — так и накликают какое-нибудь несчастье. Болезнь, например, или соседи сверху зальют. И на работе так проще: все видят, что человек в горести, и не лезут, не пристают с поручениями…
Логика, конечно, в этом есть: сам бы не рискнул тревожить озадаченного тяжкими думами хомо сапиенса.тем более женщину. Но мне кажется, что со временем маска «на всякий случай тоскующей» прирастает, и минорный взгляд на вещи становится нор­мой… Скучновато, братцы.

«Страдать — это правильно»

Женщины страшно боятся показаться пустышками. Они только и знают что строить глазки прохожим суперменам, красить губки и болтать чепуху. Нормальный мужчина никогда не женится на привлекательной смешливой кокетке, максимум, пикантно проведёт время — и поминай как звали. Поэтому женщине надлежит быть серьёзной, с порога и без повода выказывать умение страдать в разлуке и убиваться по «кормильцу»… Примерно так расшифровывается причина, по которой сонмище барышень пребывают в образе Пьеро. Чтоб видел потенциальный жених -не финтифлюшка какая, а настоящая. Основательная женщина, ей можно доверить и свитер кашемировый постирать (вручную, сушить расправленным), и детишек вы­растить, пока папка «бороздит просторы Вселенной».

Самое смешное, они отчасти правы. Вспомните суровых гранд-мамаш, которые вычитывают великовозрастным сыновьям: «У этой Натальи платье в горох и губы красные! Как с ней жить, она ж балованная, горя не видала! То ли дело Маринка-соседка: в юности хлебнула, сама себе дорогу торила, в собесе работает!» Вот девы и привыкают с ходу обозначать: пожила-повидала, из страданий не вылезаю, надёжная, как акции «Газпрома». Поэтому в статусе «Одноклас­сников» значится слёзное: «Однажды ты у меня спросишь, что я люблю больше — тебя или жизнь? Я отвечу, что жизнь. Ты уйдёшь, так и не узнав, что жизнь — это ты…»

«Кап-кап, со щёк на платье…»

Как реагирует мужчина на леди в «страдательном залоге»? Не рассчитывайте, что он оценит вашу тонкую душевную организацию и готовность полюбить всё человечество. Он не изумится обилию известных вам изречений «со смыслом». Не преисполнится уважения к тому, что вы пережили или якобы готовы ТИК пережить. Это бессмысленно: почему мы должны кручиниться из-за какого-то мизерабля, который разбил вам сердце и до сих пор не покинул голову? По-прежнему мы не понимаем, почему нужно страдать из-за одиночества, хныкать в предвкушении любви или хандрить на пару с Коэльо. Не созидательно, не конструктивно, не перспективно. Наблюдая дамское пристрастие чуть что рвать душу, мы искренне пугаемся: «Оп-па! Если из-за какой-то ерунды строчит в онлайн-дневнике «переписку Энгельса с Каутским», то чего от неё ждать в кризисной ситуации?» Ответ, чего ждать, очевиден — обвинений и, скорее всего, публичных, чтоб страдать величаво, в онлайн-режиме, привлекая в слушатели любопытных коллег и праздных любопытствующих. Стыдя того, кто не оценил, не разглядел, не обогрел, разорвал объятия — список мужских прегрешений бесконечен.

Ответьте честно. Вы бы ринулись в роман с мужчиной, который «по полёту виден» — нытик, жалобщик, любитель трескучих фраз про любовь и разлуку? Решились бы идти в кино с человеком, который брызжет негативом без оснований? Влюбились в вечно тоскующего странника? Чёрта с два, наверняка прогалопировали бы мимо — и правильно. Поэтому сначала улыбнитесь, потом поменяйте статус на: «Сварила пельмени, приглашаю на ужин», потом насыпьте птичке за окном горсть семечек/Отдайте потрёпанные томики Коэльо соседской девочке-тинейджеру. Взгляните приветливо на симпатичного прохожего… А жизнь-то налаживается!

Март 10, 2013 9:56:51 ДП





Написать ответ