Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 1050 Статей 1245


Обычные семейные парадоксы

Обычные семейные парадоксыЕсть красивое древнегреческое слово «парадокс». Оно означает суждение, вывод или явление, которое не имеет логического объяснения, но тем не менее существует. Супруги Белкины — наглядное подтверждение, что парадоксами всё сплошь усеяно в супружеской жизни: как могут люди, с вечера сыпавшие в адрес друг друга проклятия, поутру не размыкать счастливых рук? Тем не менее Белкины реальны и стабильны, я живу бок о бок три года и даже довелось коснуться их: всё нормально, не галлюцинация, существа из плоти и крови.

Когда поделилась наблюдением с подругой, та не выпучила глаза и не пре­кратила жевать обеденный салат:
— Ну и что? Дикость, конечно, но абсолютно нормальная.
— Ты что говоришь? — я всё-таки отор­валась от какао. — Как дикость может быть нормальной? Это взаимоисключающие понятия!
— Да, так и есть, — потянулась за салфеткой подруга, — нормальный парадокс. Посмотри вокруг, все люди в отношениях отчебучивают что-то, в голове не укладывающееся…
Я посмотрела и обнаружила много ин­тересного. Хотите парадоксов? Извольте, «отсыплю».

Внезапное онемение

Когда мы решаем собраться компанией, я требую, чтобы присутствовал Саша. Потому что будет Саша — будет смешно. Банальный случай он умеет рассказать так, что слушатели не могут унять колики от смеха. Анекдоты в его, Сашином исполнении — шедевры юмора. Самое ценное, что и о серьёзных вещах он умеет говорить и слушать. В общем, идеальный собеседник и душа компании. Думаю, если бы не знала Сашу с детского сада, влюбилась бы на первом свидании. Вот тут-то и начинаются парадоксы…

Если Саша приглашает симпатичную барышню на рандеву, то неизменно терпит фиаско. И чем больше прелестница будоражит кровь, тем провальнее проис­ходит встреча. Саша мямлит, мнётся, не знает о чём повести разговор, а если де­вушка спрашивает, отвечает невпопад.
— Понимаешь,-поражает потом крас­норечием, когда жалуется на очередной конфуз, — нападает ступор, и всё тут! Она говорит, дескать, «расскажи что-нибудь интересное», а я — как белый лист бумаги, ничего в голову не приходит!
Мы беседуем о ситуации в Ираке, Саша обсуждает новости в системе образования, перескакивает на популярные Интернет-байки и персонажи, рассказывает за­рисовки трудовых будней… Я изумляюсь, открываю рот, хохочу, вытираю слёзы и слушаю, слушаю… Прямо парадокс, что с другими девушками и в иной обстановке Сашка глохнет и немеет.

И всё-таки: мы договорились, что парадоксы — вещь необъяснимая, но всё же хочется понять суть происходящего, хотя бы приблизиться к разгадке… Психологи говорят, что уверенные в себе люди уверены во всём — общаются чётко, толково, не сомневаются в собственной привлекательности, будь перед ними попутчик или близкий человек. Совсем иной коленкор, когда индивида настигает влюблённость -всё, система сломана, карты спутаны. Мы боимся оттолкнуть объект чувств своей натурой, поступками и словами, боимся потерять — он или она слишком ценны. А как вести себя, чтобы угодить, заинтересовать, удержать — неизвестно, слишком мало знакомы. Вот и настигает словесный ступор, растерянность, состояние «чистого белого листа».

Не по хорошу мил, а по милу хорош

Ещё одни завсегдатаи рубрики «очевидное — невероятное» — чета Самойловых. Миссис Самойлова, она же Ирочка, хороша и мила. Мистер Самойлов, на мой взгляд (и тут я не одинока), внешне -прямое доказательство того, что люди всё-таки произошли даже не от обезьян, а от крокодилов. То, что эффектная Ирочка полюбила Квазимодо, мы приняли и смирились. А вот факт, что она неистово ревнует супруга, не можем уложить в головах.

— Он же у тебя верный, примерный семьянин, — увещеваем мы Ирочку, когда та рыдает после звонка дамы-коллеги её мужу, кстати, мирно сидящему на диване.
— Девочки, вы не понимаете, — стонет Ирочка, — он же красивый, вокруг него вечно какие-то мадемуазели вьются…
Я уж было заподозрила у Ирочки способность видеть фантомы и параллельные миры: ну нет возле её мужа заинтересованных лиц женского пола! Но она упрямо талдычит, что соблазны подстерегают её «зайчика» на каждом шагу: мужская красота-то ещё испытание. Ну не парадокс ли?..
И всё-таки: все мы помним, что любовь — патологическое состояние организма, практически болезнь. Тут недалёко до возникновения различных синдромов, ибо психика претерпевает серьёзные изменения. Один из «гостей» -синдром сверхценной идеи, когда человек вследствие сильных чувств верит в им же придуманный миф. Из этой области — слепая любовь, иррациональная обида, подозрительность, ревность. Надо признать, что нашу Ирочку настиг именно такой синдром: она видит мужа желанным для всех красавцем — и хоть ты тресни… Вместо вышесказанных умных слов можно было ограничиться известной мудростью: красота в глазах
смотрящего. Непостижимо, но ведь существует же.

«Я буду плохим, чтобы ты стала хорошей!»

Юля — юберменш, сверхчеловек. Она ответственный руководитель, прекрасный собеседник, симпатичная девушка, заботливая мать семейства — всё успевает, со всем справляется. К Юле никто не имеет претензий и нареканий, кроме мужа. Вадик изводит супругу странными придирками: то юбка ей не идёт, то смеётся чересчур громко, то глазки строит прохожим, то слишком много пропадает на работе. Порой его притязания доходят до абсурда: если не будет так, как сказал Вадик, он подаёт на развод… Супруги столько раз подходили вплотную к печальному рубежу, Вадик столько раз произносил угрозу, что Юля махнула рукой — и на Вадика, и на возможность остаться одной, Но вот диво дивное: озвучив предостережение, Вадик меняет тактику. Он вдруг покупает жене подарок, готовит ужин, становится суперзаботливым отцом их Машеньке и по ночам настойчиво требует от Юли расположения. Та нехотя отвечает или агрессивно не отвечает. И Вадик снова заводит карусель истязаний…

«Парадокс! — нервно барабанит Юля пальцами по столу. — Сначала он гайки закручивает, а потом лезет с нежностями!» Так и живут.
;И/всё-таки: увы, слишком распространённый феномен в отношениях, и не только супружеских. Порой мы очень-очень хотим, чтобы кто-то близкий (или пока нет) и симпатичный был с нами ласков, смотрел заинтересованно, наплевал на свою работу и пошёл с нами гулять и целоваться. Или ночью нежно обнимал. Или перестал смотреть вслед окружающим особям противоположного пола. Мы хотим, чтобы нас любили. Мы просим об этом и получаем молчаливый (или озвученный) отказ — мало ли, у чело­века нет настроения, голова болит. И мы затаиваем обиду, пожелание быть любимыми не исчезает. И в ход идёт шантаж: «Удели мне внимание, а то разведусь», « Ты глупый(ая), по-дурацки смеёшься» -пытаемся задеть, чтобы хотя бы как-то пробить броню желанного человека. Парадоксально, но факт: кого люблю, того и бью. Потому что хочется, чтобы он тоже любил.

Один шаг

Это уникальное явление давно известно, набило оскомину, описано писателями, драматургами и миллионами юных поэтесс-самоучек. Однако всякий раз, столкнувшись с ним, изумляешься: этого не может быть, подобное невозможно…
Было так: двое, он и она, не могли друг без друга жить — и не пытались даже. Он знал, что всё, чем живёт и дышит, — во имя неё. Она не сомневалась, что ради него встаёт солнце, начинается новый день и вскипает кофе в турке. Вдвоём они выли непобедимы… И оказались бесконечно уязвимы друг для друга. Неважно, кто был неправ, не имеет значение, кто причинил боль: их больше не стало, появились он и она. Она плакала, переживала, хотела всё вернуть. А с ним произошла страшная метаморфоза: он её возненавидел. Дышал и жил лишь ненавистью к той, без которой ещё недавно не мог заснуть. Мы оторопело переглядывались: что происходит? Его недавние восторги сменились критикой, издёвками, насмешками в её адрес. Он и забыть о ней не мог, не оставлял в покое, и сменить ненависть хотя бы на равнодушие не получалось. Она приходила к нам в компанию, когда его не было в радиусе 10 км, и поднимала грустные глаза: «За что он так, девочки?» Девочки сочувственно пожимали плечами, дескать, сами не понимаем. И только одна мудрая женщина, мама одной из присутствующих, сказала: «Потому что до сих пор любит. Но вернуть его не удастся. От любви до ненависти один шаг, он его сделал. Жаль только, обратно оттуда не возвращаются». А мы загалдели: «Как же так, если по-настоящему любил, после расставания должен помнить только хорошее и желать добра! Иначе что же это получается?» Теперь уже мудрая мама пожала плечами: «Получается парадокс».

И всё-таки: если честно, навязли в зубах и ушах фразы, что взрослые люди должны расставаться красиво, сохранив тёплые воспоминания и засушенные фиалки в томике лирической поэзии. Хотелось бы, но не получается: чем сильнее фонтанировали чувства во время романа, тем яростнее клокочет ненависть после него. Дело в том, что любовь — энергетически очень мощная эмоция и согласно закону сохранения энергии после разрыва она не может взять и обратиться в миленькие слова про «всегда буду помнить и желаю добра». Она перерождается в столь же сильное чувство -только со знаком минус, для баланса, так сказать. И преследует по полной программе. Парадокс, который невозможно понять и принять, особенно если на месте той, кто сменила статус любимой на ненавистную, не повезло оказаться вам…

За стеной опять громыхнули и собрались разводиться Белкины, ближе к ночи послышались недвусмысленные свидетельства их горячего взаимного утешения.
Где-то на другом краю города несчастный Вадим будет третировать Юлю в надежде, что она ответит лаской. Ирочка Самойлова, дождавшись, пока муж заснёт, проверит его мобильник на предмет звонков от «порочных мадемуазелей». Чудесный болтун Сашка опять потерпит сокрушительное фиаско на свидании с красоткой. Парадоксы живучи.

А она будет стоять у окна и мечтать, чтобы он перестал вскипать от одного воспоминания о ней. Чтобы он просто здоровался при встрече, улыбался, спрашивал о делах. Ведь после любви всё должно быть по-людски, это правильно!..
На этот счёт у древних греков было красивое слово «апория» — то, что логически верно и по всем параметрам подходит. Но никогда не произойдёт в реальности.

Март 10, 2013 8:19:19 ДП





Написать ответ