Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 1050 Статей 1245


А ты скажи мне правду

А ты скажи мне правдуОтпуск, безделье, томики Сергея Довлатова повсюду: в кухне, санузле, на балконе. Даже на обувной полке в коридоре лежит «Иностранка», словно я в приступе лунатизма ночью шёл гулять по отвесным поверхностям, но хотел делать это эстетично.

Дни проходят однообразно: еда, просмотр теленовостей, работа в охотку за компьютером, далее-долгожданный запой. Заинтриговал? После обеда томик Сергея Донатовича Довлатова в руки — и на диван, заслужил.

… Конечно, читать его всерьёз невозможно, то и дело ухаю лесным филином. Однако на то он и Довлатов, чтобы за комизмом скрывать глобальные мысли. И натолкнуть на неоднозначные воспоминания — увы. Чего, например, стоит фраза: «Противоположность любви — не отвращение. И даже не равнодушие. А ложь».
А тут ещё платиновый блондин Меладзе с пронзительным: «А ты открой мне правду…»

До пульта я так и не дотянулся, сразу сел за компьютер. Чтобы выразить горячую солидарность с Довлатовым — и вас потешить баснями.

«Благородство — это готовность действовать наперекор собственным интересам»

— тоже довлатовское. И чуть-чуть моё, испытанное на собственной шкуре. Сейчас поступлю нелогично: ратую за честность, но скажу: самое страшное, что вам может предложить женщина — это честные отношения. При условии, что вы её любите до малинового звона в ушах, а она — пока нет.
.. .Она искренне сказала, что я отличный парень, однако сейчас не время для романов — дело в ней. В её прошлом — мучительном, болезненном расставании, которое она стоически переживает. «Ещё любишь бывшего?» — в лоб спросил я. «Дело не в этом, — грустно улыбнулась она, — просто должно пройти время».
— Вот и славно! — с облегчением захохотал я. — Пусть время идёт, а я буду рядом — просто другом. Не волнуйся, ни на что не претендую.

Итак, я начал с вранья — другом быть я не планировал. Девушка же в силу юного возраста и лёгкого помешательства на почве переживаний приняла за чистую монету -друг так друг, очень вовремя. У неё как раз заготовлены океаны слёз и тысячи рассказов из серии «Знаете, каким он парнем был». И начались адовы муки — трёхчасовые вечерние разговоры по телефону, «поминки» ушедшего во время посиделок в кафе, фразы-иголки «А он тоже так делал» или «А он был совсем другой»… Я морщился, сгибался от боли, бледнел от ненависти — к ней и к себе. А чего я хотел? Начав со лжи, будь готов полной ложкой есть «побочные продукты переработки» — подробности отношений, нежные воспоминания, оплакивание любви, слабые надежды на примирение, скука по нему — полный садистский ассортимент, и всё это задаром, задаром!
Спустя месяц я разве что не кричал от абсурда ситуации. Как можно быть такой бесчувственной дурой? Неужели не видит, что смотрю на неё щенком обиженным? Не слышит, как говорю на прощание: «Целую тебя бессчётно»? Не понимает, когда шутливо прерываю: «Так, пора завязывать с нашей дружбой»? Дура, дура, дура!.. Пусть и красивая…
Спустя полтора месяца рассказы про «прекрасного и безвременно покинувшего» мужчину у меня в печёнках сидели. Девушка перестала казаться красивой и желанной, а я прекратил прикидываться другом.

Хотите мораль? Мои чувства к той не­понятливой и доверчивой барышне убила ложь — моя же. Надо было подождать чуток, пока оклемается, а потом обрушиваться на человека с чувствами наперевес. Жаль, что я возненавидел ту, которой хотел быть больше, чем другом.

«Хорошо идти, когда зовут. Ужасно — когда не зовут. Однако лучше всего, когда зовут, а ты не идёшь…»

Как вам фраза? По-моему, шедеврально завернул Довлатов. Если бы я знал её в 17 лет, когда от симпатии к рыжей Нинке хотел то ли жениться, то ли зарезаться…
Нинка родилась не в то время. Ей бы в Средневековье появиться на свет — плести интриги, провоцировать дуэли, обласкивать фаворитов и казнить разжалованных поклонников — была бы какой-нибудь Нинон де Ланкло, «роковая женщина». Но коль короли и приключения не выпали, пришлось довольствоваться обычными декорациями и мной — единственным на всю округу «прекрасным рыцарем», который вполне мог бы носить шлем из-за прыщей.

Нинку я обожал — по весне вскопал клумбу напротив её окон, встречал после репетиций драмкружка, познакомил с бабушкой. Нинкина же ненасытная натура требовала более кровавых жертв — моей ревности. Поэтому с репетиций драмкружка Нинка повадилась возвращаться в компании тщедушного очкарика. Впервые узрев непотребство, я побледнел: Нинка держала его за руку и улыбалась, увидев меня, что-то сказала очкастому, а тот нервно затряс головой и ретировался, прижимая под мышкой портфель и реквизит -наверняка костюм Пьеро.

«Кто это? — рокотал я на манер Отелло, а Нинка прикидывалась Дездемоной: — Не знаю. То есть Лёлик. Он давно меня обожает, только нерешительный…»
И началось: трижды в неделю я издалека наблюдал, как Нинка выходит из районного ДК за компанию с Лёликом. Я натурально зверел, но прежде чем успевал разбить Лёлику очки и себе жизнь, Нинка подталкивала его в сторону, мол, «чао, меня ждут, беги, пока не покалечили». Я ревел и крушил кусты боярышника, Нинка ликовала. Однажды что-то задержало рыцаря в пути, и он не успел к месту мучительных встреч: из Дворца культуры Нинке пришлось выйти без влюблённого ожидающего. Она не знала, что он притаился на дальней лавочке, и потащила Лёлика за собой…

И вот сижу я в весенних сумерках, вижу, как приближается желанная с очкастым соперником, и вдруг слышу дивную фразу Лёлика:
— Нина, можно я не пойду вас дальше провожать? Тут местность криминальная, к тому же ваш поклонник вот-вот появится, мне проблемы ни к чему. Я пойду, а?..
Ещё час я сидел, не ощущая зябкой прохлады наступившей ночи. Значит, вот как на самом деле. Я сходил сума, я любил, не спал ночами, а она… А она устроила шапито, цирк с конями и огнями, набивала цену. С одной стороны, невинная дамская ложь, с другой -глупость и жестокость. В общем, в тот вечер театральный сезон завершился…
Да-да, Сергей Донатович, противоположность любви — ложь.

«Любая подпись хочет, чтобы её считали автографом»

Тоже из Довлатова, замечательное «Соло на IВМ». Эту историю нужно рассказывать в назидание всем шибко влюблённым — при этом не шибко умным и состоятельным мужчинам.
…Димка натурально потерял голову от этой барышни. Я хотел из жалости пристрелить его, ну и ещё потому, что уши прожужжал этой Дианой: «Диана то, Диана сё. У неё самые красивые во Вселенной колени, и даже чихает она божественно». Эпидемию надо было остановить, пока зараза не выкосила молодых и здоровых. Но со спасением Димки мы опоздали: вовсю обольщал. Хотел, чтобы она потеряла голову — не ходить же безголовым в одиночку. Диана утрачивала самоконтроль регулярно — от посиделок в дорогом ресторане, поездок на выходные за город, подарков с аховским ценником. Димка какое-то время ещё осознавал, что финансовое «обезглавливание» любимой — дело, чреватое встречей с коллекторами, но…

А Диана и впрямь верила в Димкину лапшу на уши:
— Новая цепочка! Она же кучу денег стоит…
— Я премию получил!..
— Ой, новый мобильник! Как я мечтала, последняя модель… Дим, ты банк ограбил?
— Меня повысили. Оклад как у замдиректора.
Димка влез в настолько крутые долги, что поверил в пророчества о конце света: это был его единственный шанс умереть честным человеком. Диана же наконец созрела, чтобы выйти за Димку замуж. И тут…
Не помню, при каких обстоятельствах выяснилось, что Димкино финансовое состояние оценивается в отрицательных величинах. Надо отдать должное — Диана намеревалась вернуть подарки, выраженные в «кольцах и браслетах, шляпках и жакетах»…

— Может, продать это всё и погасить часть долга? — шмыгала носом в трубку. — Димка не отвечает на мои звонки, ему стыдно. Макс, передай, что я по-прежнему согласна стать его женой. И безо всяких подарков пошла бы замуж, потому что люблю… Не надо было врать, но что теперь попишешь…
Она приходила к Димке — не открыл дверь, караулила возле работы — сбежал. Димке было стыдно. Любовь и ложь — взаимоисключающие ингредиенты.

Сила в правде

Отношения мужчины и женщины -зона вечной игры. Она уступает, тает в его руках — и через секунду окатывает холодностью. Он преследует и догоняет, сначала падает к её ногам, затем стремится прибрать к рукам. Игра эта вечна, научить её правилам — дело провальное, это функция врождённая: кому дана — тот удачлив, кружит головы со школьной парты до гробовой доски. А те, кто не наделён талантом покорять сердца, играют по дубовым пособиям и пикаперским советам — кондово, фальшиво, провально.

…Приятель Андрей пытается заинтриговать одну прелестницу, ради чего выдумывает себе лавстори в прошлом и бешеную популярность у дам в настоящем. Прелестница попалась из «крепких орешков», лукавство просчитывает на раз и посмеивается. Андрей выдумывает очередную небылицу из разряда «Я герой и плейбой», беспомощно смотрит на желанную, а та и бровью не ведёт — удавка на Андрюхиной шее затягивается. Поймёт ли он, что фантазийное геройство делает его смешным? А женщины — они такие, скорее, полюбят мерзавца, нежели клоуна: ложь сводит на нет симпатию…

Это прекрасно знал огромный неуклюжий дядька с бородой и странной судьбой. Довлатов раскрыл секрет мужской привлекательности: «Многие считают, что женщин привлекают в мужчинах деньги. Или то, что можно на эти деньги приобрести… Не деньги привлекают женщин. Не автомобили и не драгоценности. Не рестораны и дорогая одежда. Не могущество, богатство и элегантность. А то, что сделало человека могущественным, богатым и элегантным. Сила, которой наделены одни и полностью лишены другие».
А сила, как известно, в правде. Так говорили в фильме «Брат». Кстати, его и посмотрю сегодня — отпуск всё же отличная вещь.

Июль 22, 2014 3:45:56 ДП





Написать ответ