Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 1050 Статей 1322


Интервью с Тимуром Кизяковым

Тимур КизяковПохоже, как располагать к себе людей, Тимур Кизяков знает не хуже Дейла Карнеги. За двадцать лет существования программы «Пока все дома» телеведущий побывал в более тысячи звездных домов.

— Тимур, в программе участвуют не только известные люди, но и их родственники, которые не привыкли к повышенному вниманию и в кадре, конечно, стесняются. Как вы заслуживаете их доверие?
Когда передача праздновала десятилетие, мы приехали в гости к моей семье. Больше всего переживала моя мама, и меня это многому научило. На ее примере я понял, как волнуются люди, далекие от съемок. Даже голос, интонации другие перед камерой. Я теперь прилагаю максимум усилий, чтобы успокоить людей, особенно — старшего поколения. Ем с ними бутерброды до съемки, болтаю за чашкой чая. Если вижу, что человек забывает о камере — задача выполнена.
Для нас на первом месте интересы семьи, никто из героев не должен пожалеть, что согласился принять участие в съемках. То, что мы приходим в гости к некоторым людям не единожды, подтверждает, что нам рады. Я иногда задумываюсь: не слишком ли мы «сладкие»? Со стороны слышал, мол, все у вас получаются слишком хорошими. Я нашел для себя ответ на этот вопрос: в каждом человеке уживается несколько разных людей, среди которых есть и хорошие. Вот мы идем в гости к ним.

— Одно время вы приходили со своими тапочками, которые прислала в подарок благодарная зрительница… Какова их судьба?
Они живы и «ходят» со мной на работу. Когда человек видит, что к его жилищу относятся с уважением, и не только ведущий, но и вся съемочная группа приезжает со сменной обувью, это вызывает расположение.

— Первую программу как вспоминаете?
Я переживал, запинался, боялся забыть слова. Когда монтировали ту съемку, выяснилось, что от волнения не моргал три минуты. Сидел перед камерой с выпученными глазами. Начинать с Олега Табакова — это было очень смело.

— А учитывая, что у него в семье была непростая ситуация — он разводился с первой женой…
Я этого не знал и, кстати, порой такое незнание мне очень помогает оставаться искренним в кадре. Лучше быть неверующим, чем притворяться и делать вид.

— Долго готовитесь к интервью?
Часто жене Лене говорю: «Под­готовился, пока ехал в лифте». Слишком много знать о герое не надо — пропадает заинтересованность. Когда собеседник чувствует, что о нем знают больше, чем он сам, «включает автоответчик» и по шаблонной схеме вещает, думая в это время о чем-то другом. Разговор «с автоответ­чиком» невозможно смотреть и слушать. Сразу чувствуется, что контакта нет, беседа не получается.

— Мне очень нравится ваша рубрика «У вас будет ребенок», где вы рассказываете о детдомовских детках, ждущих усыновления.
Когда мы ее предлагали руко­водству, понимали, что могут не одобрить — программа наша позиционируется как развлекательная, воскресная. Но нас поддержали безоговорочно.

— Ваша дочь Валя в одном из интервью рассказала, как женщина, оставившая в детском доме сына, спустя восемь лет увидела его в вашей программе и забрала домой.
Такие истории нередки. В одной из программ мы, к примеру, показали темноволосого мальчика, у которого в одном месте на голове был островок совершенно белых волос. Мы даже сомневались, оставить это или не стоит. Смотрелось как-то непривычно. Потом решили: а вдруг это деталь, по которой парня запомнят? Так и оказалось. Когда звонили потенциальные родители, иногда не могли вспомнить имя мальчика, но говорили про пятнышко. А через два месяца жизни в семье островок на голове мальчика исчез. Как это объяснить?

— Вы отслеживаете судьбы тех, кому помогли найти родителей?
Обычно эта информация закрыта. Но люди сами идут на контакт, и мы с большой радостью узнаем, как дела. Нам присылают фотографии, видео. Я помню одну девочку. Когда показывали ее в эфире, она была таким короткостриженным воробышком. Как после тифа, все волосы торчком. Одна семья выбрала ее. Прошли годы, и девочка стала красавицей! Занимается бальными танцами, художественной гимнастикой. Когда они с мамой идут по улице, люди оборачиваются вслед.

— Полтора года назад вы в третий раз стали папой. С дочерьми Леной и Валей у маленького Тимура большая разница в возрасте. А как вы сами ощущаете, отличается родительство тогда и сейчас?
Вспоминая детство Лены, отмечаю, что тогда было больше свободного времени. Мы придумывали разные семейные игры, к примеру, у нас «жил» Домовенок, который каждый день переезжал на новое место, а потом стал присылать записочки, конфеты. У Тимошки, наверное, этого не будет. И не только потому, что его родители очень много работают. Старшие сестры быстро развенчают веру в волшебство, подорвут Тимошкину веру в сказку. У него будет несколько другое детство. Но я все-таки считаю, что, чем взрослее родители, тем больше детства у их детей. Ты его особенно ценишь и придаешь ему особую значимость.

— Что вы помните из своего?
Самым вкусным лакомством в моем детстве была клубника. Я не понимаю, почему ее так мало росло. Мама покупала за рубль майонезную баночку. Все детство мне хотелось наесться клубники!

Август 28, 2013 9:22:58 ДП





Написать ответ