Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 1050 Статей 1245


Драчун

Драчун

Драчун

— Я пятый раз замужем и пятый муж бьет меня по морде. В чем дело, не пойму.
— Может быть, дело в морде?
Анекдот
Насилие в семье — нередкое явление. «Мужчина — единственный самец, который бьет свою самку», — сказал один умный человек. А я бы к этому добавила «русский», потому что именно в нашей стране домашнее насилие столь распространено и, к сожалению, во многих случаях остается безнаказанным. В других странах женщина защищена законом, и закон этот строго исполняется. Если она продемонстрирует хотя бы синяки на запястьях (например, муж её удерживал, с силой схватив за руку), то тюремный срок ему обеспечен. И пусть он только попробует прикоснуться к ней пальцем, когда выйдет из тюрьмы! Бьют своих жен и иностранцы, но чаще всего, в среде низкого социального статуса, а женщины не обращаются за помощью.

Количество добра в природе равняется количеству зла.
Жан Батист Рабинэ


В нашей стране женщина практически не защищена. Что эти «бумажные» законы?! Для кого они писаны, если не выполняются! Муж может систематически избивать жену, детей, она вызовет милицию, его отправят на 15 суток, а вернувшись, он изобьет её с ещё большим остервенением. И что? Снова отправить благоверного на 15 суток, чтобы через две недели опять быть избитой?..
Да, теоретически есть возможность добиться, чтобы домашнего насильника «посадили». Но для этого нужно столько сил, времени, нужно пройти унизительную процедуру экспертизы — «снять побои». А обо всем узнают знакомые, сослуживцы…
Статья уголовного кодекса, по которой можно осудить домашнего насильника, на мой взгляд, слишком мягкая. Дадут ему «условно» или пару лет, а вернувшись, он превратит жизнь своей семьи в ад. Поэтому многие женщины не обращаются в правоохранительные органы, боясь мужа.

Меня тревожат не те люди, которые сидят в тюрьме. Меня тревожат люди, которые не сидят в тюрьме.
Артур Гор

Домашнее насилие бывает не только в среде низкого социального статуса, но и в более высоких социальных слоях. Я знаю одного профессора, который втихаря лупцует жену, а она, в прошлом лаборантка, а теперь домохозяйка с двумя детьми, полностью зависит от мужа. Носит темные очки, чтобы скрыть синяк, замазывает их гримом. Плачет, но терпит. «Куда мне деваться? — говорит она. — Ну уйду от него, опять буду работать лаборанткой. Мне зарплаты не хватало даже когда я была одна. А теперь у меня двое детей». Знаю и другую семью, где муж истязает жену, не оставляя синяков. Он знает, как это делать, и супруга даже не может «снять побои», чтобы защитить себя.

Агрессивность — страсть к преобладанию.
А. Круглов

Нередко мужья распускают руки, пользуясь своей безнаказанностью. Женщины стыдятся, что муж ударил (или даже систематически бьет) и никому об этом не рассказывают. А надо бы!
Боясь мужа, женщина старается ни в чем ему не перечить. А агрессия является стереотипом поведения или способом разрядки накопившейся злобы людей с личностной аномалией. Жена старается не раздражать мужа, но тот все равно найдет к чему прицепиться.

Не бей слабого, а тем более сильного.
В. Дубинский

Домашнее насилие проявляют эксплозивные психопаты, о которых рассказано в предыдущей главе. Бывает рукоприкладство и при других вариантах аномалии личности и некоторых психический заболеваниях. Но есть вариант аномалии личности9, при котором домашнее насилие неизбежно. Здесь я расскажу именно об этом варианте. Называется он психопатией эпилептоидного круга. Как всегда, для краткости прибегу к психиатрическому сленгу — таких людей психиатры называют эпилептоидами10.
Им свойственны многие негативные черты. В данном контексте мы разберем лишь те, которые приводят к домашнему насилию, — злобность, злопамятность, мстительность, склонностью проявлять бурные реакции с агрессией в ответ на незначительные внешние раздражители.
До этого мы с вами говорили о разных типах «домашних тиранов». В зависимости от «концентрации тиранизма» я выстроила условную шеренгу семейных мучителей от более-менее безобидных до полновесных тиранов. Так вот, по сравнению с эпилептоидом, все остальные семейные тираны — просто дети малые, а уж кто подлинный тиран и даже тиранище — так это эпилептоид!

Жестокость, как всякое зло, не нуждается в мотивации; ей нужен лишь повод.
Джордж Элиот

Претендуя на роль «властелина», эпилептоид требует безоговорочного подчинения себе, диктует всем, что они должны делать. В любом коллективе он немедленно устанавливает свои правила и порядки, всегда выгодные лично ему.
Местом «наименьшего сопротивления» является любая ситуация, которую сам «драчун» расценивает как ущемление своих интересов. Если ему не удается проявлять свои диктаторские замашки, он всегда реагирует одинаково — злобой и агрессией.

Стоило бы подумать о каре пожизненного заключения, усугубленного искусственным продлением жизни.
Станислав Ежи Лец

Некоторые эпилептоиды обладают физической силой, другие нет, но дело не в этом. Даже внешне неказистый «драчун» внушает страх своей беспощадностью, жестокостью и безудержной яростью.
Брак с «драчуном» — тяжелое бремя для его жены. Он добивается беспрекословного повиновения всех членов семьи. При неподчинении гневается. В гневе становится страшен — глаза наливаются кровью, лицо краснеет, изъясняется преимущественно матом, может отшвырнуть одним ударом или жестоко избить жену, ребенка, перебить посуду, сокрушить мебель, швырнуть в дорогую аппаратуру тяжелым предметом.

Гнев — кратковременное безумие.
Гораций

Он — властелин. Не сметь ослушаться! Но дело не только в неповиновении членов семьи. Даже если они «ходят по струнке», боясь прогневить главу семейства, он ни с того, ни с сего становится хмурым, мрачным и озлобленным. Какая ж муха его укусила? Нет, никто его не кусал.
Характерная черта эпилептоида — внешне ничем не спровоцированные периоды угрюмого, злобно-тоскливого или злобно-раздражительного настроения, которые называются дисфориями (термин происходит от греческого «dysphoria» — раздражение, досада). В течение периода дисфории неуклонно накипает раздражение, и эпилептоид ищет, на ком бы сорвать накопившееся зло.
Это состояние подобно разрыву парового котла, который вначале бурлит внутри, постепенно закипая, а когда давление достигает наивысшего уровня, — взрывается.
Злоба не имеет никакого отношения к поведению окружающих, она идет изнутри. Что бы ни делали члены семьи, как бы ни были доброжелательны и готовы пойти навстречу, — все бесполезно. Наоборот, проявление доброты и компромиссности его ещё больше озлобляет, потому что эпилептоиду нужен повод, чтобы разрядиться.
В конце концов «драчун» находит, к чему придраться. Повод может быть ничтожным. Он может наброситься на жену, когда она пытается успокоить, с криком: «Мне надоели твои приставания! Чего ты ко мне лезешь!» А дальше — больше. Может дойти и до рукоприкладства.

Не обижай слабого, если он сильнее тебя.
М. Генин

Это не единственная негативная черта «драчуна». С точки зрения психиатрии, нарушения есть везде, какую сферу ни возьми — интеллектуальную, эмоциональную, волевую. Я не могу вам назвать ни единой положительной черты эпилептоида. Говорят, людей без недостатков не бывает. Но «драчун», можно сказать, сгусток недостатков. Если выстроить в шеренгу всех самых трудных по характеру людей, о которых психиатры говорят как об аномалии личности, по степени вреда, которое они способны причинить членам семьи, эпилептоид займет первое место (или последнее, в зависимости, с какой стороны смотреть). Ах нет, прошу прощения, есть ещё так называемые эмоционально тупые личности, или социопаты. Но кто из них тяжелее характером — даже трудно сказать. В общем, хрен редьки не слаще.

Хам остается хамом, даже когда извиняется.
Ян Цыбис

Идеальное условие для разрядки злобы — ситуация драки. Эпилептоид любит драться. Ему безразлично, с кем — с более слабым человеком, в том числе, и с женщиной, или с превосходищим его по силе. Он намеренно провоцирует драку, придираясь к окружающим по пустякам, оскорбляя и унижая их, и если получает в ответ грубость, то находит повод разрядиться.
В драке он проявляет неукротимую ярость. «Драчун» беспощаден и жесток, бьет до крови, «зверея», если встречает сопротивление. Избивает он с садистическим наслаждением, стремясь разбить жертве лицо до крови, ударить в пах. Одинаково жестоко «драчун» избивает беззащитного человека, не способного противостоять, и нападает и на более сильного физически, бьет упавшего и уже не сопротивляющегося соперника ногами, любым тяжелым предметом.

Жаждешь крови? Стань гнидой.
Станислав Ежи Лец

Его невозможно остановить. Даже оттащить от жертвы удается с трудом. «Драчун» может ударить и того, кто пытается ему противодействовать в избиении, изрыгает нецензурную брань в адрес жертвы и в адрес защитника жертвы. Может нанести тяжкие телесные поврежедния и даже убить ни в чем не повинного человека, а потом и сам не может объяснить, почему избил или убил. В судебно-психиатрической практике ничем не мотивированные, дикие по своей жестокости убийства совершают именно эпилептоиды.

Октябрь 2, 2009 10:40:56 ДП





Написать ответ