Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 1050 Статей 1322


Камилла Розали Клодель, я леплю тебя

Камилла Розали Клодель, я леплю тебя
У него были возлюбленные, но это юное сущест во, вдвое моложе его, впервые пробудило в нем настоящего мужчину… Камилла Клодель стала музой и помощницей великого скульптора Огюста Родена. Страсть, которая соединила две твор ческие личности, потом сыграла в судьбе обоих роковую роль

Глиняная страсть

Камилла Розали Клодель родилась в 1864 году в городке Фер во французской провинции Шампань. Ее отец Луи-Проспер Клодель занимался недвижимостью и считался зажиточным буржуа. Камилла, старшая из троих детей, росла трудным ребенком и своими причудами доставляла матери немало хлопот. Девочка по ночам могла убегать к скалам и воображать каменные глыбы огромными великанами. Но своими фантазиями и секретами делилась только с младшим братом Полем. Как-то Камилла призналась ему, что чувствует себя созданной для чего-то особенного. Несколько позже в дом взяли воспитателя, который обучал детей орфог­рафии, арифметике и латыни. Камилла много читала и увлекалась античной литературой, но больше ее тянуло любоваться античными скульптурами. В 1881 году Клодель-старший по служебным делам переехал в Париж, а вскоре туда перебралось и все семейство. В Париже Камилла стала посещать Академию Коларосси, где училась ваять. Она настойчиво уговаривала домашних позировать ей. С огромным старанием Камилла переминала пальцами глину, пристально вглядываясь в лица моделей. Мать с удовольствием запретила бы лепить, если б это было в ее власти. «Грешно делать фигуры сживых существ, тем более с людей!» — кричала на дочь Луиза. Но отец был лоялен к увлечениям дочери. Тот, кто видел первые работы девушки, не мог скрыть своего восторга. Вот как вспоминал о своей любимой сестре ее брат Поль Клодель, ставший со временем знаменитым поэтом и художником Франции: «Я так и вижу ее, эту задумчивую девушку, в триумфальном расцвете красоты и гения».

Второе дыхание «гения»

Однажды первый наставник Камиллы Альфред Буше привел ее в мастерскую известного парижского скульптора Огюста Родена. Первое, что поразило Родена, как только 19-летняя Камилла, — переступила порог его мастерской, это волнение. «Прекрасный лоб над дивными глазами глубокого густо-синего цвета, как у красавиц на портретах кисти Боттичелли; большой чувственный рот, густая копна золотисто-каштановых волос, спадающих на плечи. Вид, впечатляющий дерзостью, превосходством и… детской веселостью», — так опи­сывал ее Роден. Роден понял: ему хотелось ее лепить. «Вы согласны убирать глину и гипс?» -спросил он. Камилла кивнула: « Я готова делать все». Она стала приходить к нему каждый день.

Подметала, убирала, месила глину, а он издали наблюдал за ней. Ее молодость смущала его. Камилла Клодель была красива новой еще не знакомой красотой. Именно с пропорций ее тела началось представление о женской красоте, которая станет эталоном 20-го века. До нее Роден не ваял обнаженныхженщин из-за своей религиозности. Но с середины 1880-х его словно прорвало: скульптурные образы становились все откровеннее. А та, с кого он лепил свои несравненные «Поцелуй», «Аврору», стала не только его натурщицей, но и любовницей… Роден, несмотря на свой 40-летний возраст, был покорен и влюблен, как юноша. Мастерская для учителя и ученицы стала «любовным гнездышком». Это был старинный особняк, затерявшийся в зарослях запущенного сада. А ее тело, изваянное Роденом и ею же самой, украшало выставки и салоны. Им восхищались, и оно вызывало скандал среди публики, потому что казалось живым!

Жалость сильнее любви?
Камилла Розали Клодель, я леплю тебя
Любовь учителя была вза­имной. Роден все чаще стал доверять Камилле завершение своих работ, а она всегда гордилась его похвалой. Жизнь их могла бы показаться безоблачной, если бы не… Вот уже двад­цать лет Огюст Роден состоял в гражданском браке с Розой Бере, которая родила ему сына. Роза была простодушной бесхитростной женщиной. Эгюст не знакомил ее ни с кем из друзей, никогда не посвящал ее в свои планы. Роза даже не догадывалась о его истинных доходах. Когда в его жизни появилась Камилла, Опост перестал ночевать дома, объясняя, что задерживается в мастерской. О Камилле Роза вскоре узнала, но это ничего не изменило. Роден по-прежнему жил на два дома. Одна женщина вела хозяйство и поддерживала домашний уют — он испытывал к ней жалость. Другая была постоянно рядом — он страстно любил ее. Камилла была слишком горда, чтобы признать свою ревность: «Говорят, эта Роза просто невежественная крестьянка. Ей никогда не понять гения так, как понимаю его я! Что она умеет -варить суп? А я Камилла Клодель — скульптор! Моя статуя «Шакунтала» удостоилась мно­гочисленных похвал!»

«Я не хочу разбивать твою жизнь, — сказала ему однажды Камилла. — Я хочу лишь вдохновлять тебя»… С Камиллой было нелегко, но она понимала его. А Роза — покладистая, тихая, она существовала на этом свете ради него одного. Но Роден вскоре начал уставать от двойной жизни. Однажды Камилла выразила свое недовольство: «Разве ты хоть раз сказал мне, что любишь?» — «Я леплю тебя, -ответил он. — Леплю как самую совершенную женщину: Ты -все, что есть у меня». — «Ты никогда не покинешь Розу», -продолжала она. Они ссорились днем, затем следовали ночи любви со слезами и примирениями. И все оставалось по-прежнему. Роза об этом рассуждала с житейской мудростью. Ей лучше было сохранить хоть малейшие права на Родена, чем потерять его совсем. Камилла и предположить не могла, что жалость Родена к Бере окажется сильнее его любви к ней.

О тайной связи Камиллы с мэтром скульптуры знал только брат Поль. Мать Клодель узнала обо всем позже и была настолько оскорблена такой новостью, что решила больше не общаться с до­черью. Родену приходилось круглые сутки работать, и Камилла чувствовала себя брошенной.

Расплата за короткое счастье

За все эти годы Камилле так и не удалось выставить ни одной собственной скульптуры. Больше десяти лет она помогала ему, лепила I за него… С ней часто слу­чались нервные припадки, и Роден решил увезти ее подальше от Парижа — в Ислетте. Целыми днями они бродили по окрестностям и рассматривали готические башенки. Ощущение счастья для Камиллы было всепоглощающим. Но когда они вернулись, Клодель вновь была разочарована. Кто она? Не жена, не любовница, не содержанка, даже не скульптор. «Я ухожу», — сказала Камилла. Она стояла, распахнув входную дверь. «Если я останусь с ним -это убьет меня», — думала Камилла. Родену было почти 60, но в глубине Души он надеялся, что она вернется.
С наступлением осени Кло­дель вновь оправилась в Ис­летте после тяжелой болезни -такова была официальная версия. Лишь один Поль знал, что сестра ждала от Родена ребенка, но у нее произошел выкидыш. Сплетники из мастерской Родена уверяли, что скульптор заставил любовницу сделать аборт. Как бы то ни было, последствия были печальными: Камилла Клодель больше не могла иметь детей. Она-рыдала всякий раз, когда видела маленькую дочь хозяйки отеля. А временами развлекалась тем,что рисовала смешные и жестокие шаржи на Родена и Розу.
Камилла Розали Клодель, я леплю тебя
Гордость вопреки

Роден по-прежнему оставался популярным, получил орден Почетного легиона. Под скульптурами его подпись, и публика, ко­торая приходила любоваться его статуями, даже не догадывалась, что ноги и торс для какой-нибудь нимфы делала Камилла, что руки и голова кающегося грешника -тоже ее работа. Она отдавала ему все, а он крал ее талант, делал на нем деньги. В тот момент Клодель решила, что работать и жить будет только для себя. Но время шло, а заказчиков не было. Роден хотел помочь ей, но Камилла отказалась от его помощи! В ее мастерскую по-прежнему никто не заглядывал. Отец и Поль изредка помогали ей деньгами. В своем дневнике Роден напишет: «Разве я не писал рекомендательные письма в журналы, в которых освещалось ее творчество? Разве не знакомил с известными во Франции людьми -Доде, Годе, Моне, Ренуаром. Я уверен: она будет несчастна, узнав жизнь, сожалея и плача, осознав, что стала жертвой собственной творческой гордыни…» Позже Камилла познакомилась с молодым композитором Клодом Дебюсси. Она часами могла слушать, как он играет на пианино. С ним она была то угрюма, то до истерики радостна. Но часто говорила только об одном: Роден украл у нее всю ее жизнь.

Дебюсси вспоминал, что у нее было лицо человека, стоящего на краю бездны. Поглощенная обидой на Родена Камилла не заметила любви к ней молодого композитора, и их встречи прекратились.

Весь круг ее общения ограничился консьержкой. Когда знакомые пробовали вытащить ее на какой-нибудь прием, она кате­горически отказывалась идти. У нее не было подходящего платья, да и ботинки износились до дыр. В письме она говорит Полю: «Я как Золушка или Ослиная шкура у очага, но надеюсь на появление феи, которая превратилабы мои лохмотья в платье «цвета времени»». Она начала работать как проклятая. Выставлялась на Всемирной выставке. Клодель присылали хвалебные статьи, но она не читала их — ведь там ее имя все также соседствует с именем Родена.

Без цвета, без времени, без него…

В 1913 году Поль Клодель, вернувшись в Париж из очередного путешествия, первым делом отправился к сестре. Камилла вы глядела безобразно и дрожала, будто от страха. Сестра была вооружена палкой от метлы, утыканной гвоздями. Она разбила все свои статуи, кроме одной. Скульптура стояла в центре ее спальни. Фигура женщины, протягивающая руки, кажется, безмолвно взывала о помощи.

«Роден выставил скульп­туру, как две капли похожую на мою последнюю работу, -твердила Камилла. — Ска­жешь, совпадение? А мужчин, которые сегодня пытались взломать ставни, я узнала — это натурщики Родена! Он приказал меня убить!» Ненависть сестры к Родену превратилась в манию. Всего несколько ме­сяцев назад Камилла была абсолютно нормальной. По­чему такая резкая перемена?

Позднее Камиллу силой увезли в лечебницу для умалишенных. «Здесь нет ничего, кроме мерзкого ночного горшка и мерзкой железной кровати, где от холода коченеют пальцы», -писала она любимому брату. Мать не прислала Камилле ни одного письма, ни разу не навестила. Директор приюта сообщал Луизе Клодель, что ее дочь угрозы для себя и ок­ружающих не представляет, и предлагал забрать ее домой. Скоро от Луизы пришел ответ: «Если нужно увеличить взнос на ее содержание, я охотно это сделаю, только прошу вас, оставьте ее у себя… Я не хочу ее больше видеть. Она придерживается самых сумасбродных взглядов».

Роден был шокирован состоянием Камиллы, но ни разу не посетил ее в клинике. В 1917 году, после 52 лет совместной жизни, он все-таки женился на Розе, которая через три недели после свадьбы скончалась. Некоторое время Роден страдал провалами в памяти. Как-то он спросил: «Где моя жена?» И когда ему указали на Розу, возразил: «Нет, не эта, дру­гая» . В тот же год в возрасте 77 лет скульптор умер. Незадолго до своей смерти Роден пожертвовал пятьсот франков на со­держание пациентки Клодель. Смешная сумма по сравнению с теми деньгами, которые имел «глиняный мэтр». Узнав о смерти Родена, у Камиллы случился припадок, несколько дней она кричала и плакала.

В приюте Камилла Клодель провела 30 лет. Никто не подозревал, что когда-то она была скульптором. Для всех она была просто сестрой Поля Клоделя.

Осенью 1943 года, узнав, что Камилла лежит при смерти,Поль с риском для жизни пересек ок­купированную Францию, чтобы попасть в лечебницу. Он единственный присутствовал при ее кончине. Лежа на нищенской кровати в больничном чепчике, она представляла себя другой: в ярком свете она царила над толпой, окруженная собственными прекрасными скульптурами, молодая, в платье «цвета времени»… Камилла Клодель была похоронена на участке, отведенном приюту Мондеверг. После войны родственники не смогли отыскать ее могилу…

Декабрь 30, 2010 1:05:25 ПП





Написать ответ