Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 1050 Статей 1245


Мучитель

Мучитель

Мучитель

Жестокость — ворвавшийся душевный вакуум, взбесившаяся тупость.
А. Круглов

Стремление мучить других людей назыается садизмом. Садизм — достижение полового удовлетворения путем причинения страдания сексуальному партнеру. Расстройство названо по имени писателя маркиза де Сада, описавшего это в своей книге. Сам маркиз де Сад страдал этой перверзией (сексуальным извращением). Людям впечатлительным читать его книги не рекомендую. От некоторых сцен кровь стынет в жилах.

Отвращение к кровопролитию нужно иметь в крови.
Станислав Ежи Лец

Есть два варианта садизма — когда партнерше (партнеру) причиняется фическая боль, и когда причиняются моральные страдания.
Сексуальное возбуждение у садиста может наступить и от утонченных истязаний, и от жестоких избиений, и от пыток, и от словесных оскорблений, унижения партнерши в сочетании с её беспомощностью, ощущением полной и безграничной власти над нею.
«Мучитель» бьет и истязает свою жертву не только для того, чтобы сломить её сопротивление и заставить подчиниться, но даже когда она запугана и уже не сопротивляется. Садисту требуется полное подчинение партнерши, а причинение боли и унижений доставляет ему наслаждение. Есть садисты, которые мучают не только женщин, но и детей, мужчин и даже стариков. Одни при этом насилуют их, другие получают удовлетворение от мучений жертвы, не совершая с нею сексуальных действий.

Душевные страдания садиста: «Кого бы замучить?!..»

Сексуальный садизм — когда мучения причиняются во время интимной близости. Психологический садизм — когда партнерша подвергается систематическим унижениям, оскорблениям в иных ситуациях. Таких психологических садистов, которые унижают и словесно истязают своих жен, среди наших мужчин немало. Цель — ощущать свою безграничную власть над ней и тем самым испытывать удовлетворение.
Мазохизм — желание испытывать боль во время полового акта или удовлетворение от унижения, моральных страданий, причиняемых сексуальным партнером. Мазохизм тоже бывает и сексуальным, и психологическим.
Во взаимоотношениях мужчины и женщины садизм и мазохизм зачастую идут рука об руку. В данном случае имеется ввиду не интимная близость, а житейские ситуации. Желание ощущать себя страдалицей, жертвой, над которой муж-подлец, алкоголик или эгоист, издевается, — свойственно многим нашим женщинам.
Нормальная женщина удивится — что ж хорошего, когда об тебя вытирают ноги, подавляют, унижают, обзывают, оскорбляют, растаптывают твое человеческое достоинство?
Это вариант, когда «страдания слаще любви». Женщины терпят все это, всем жалуются на мужа, плачут, но не уходят от него. Потому что им нужны эти страдания. А вообще-то это махозизм.
Судья:
— Ваша жена утверждает, что вы держите её в постоянном страхе.
Муж:
— Но, ваша честь…
Судья, шепотом:
— Скажите мне по секрету, как мужчина мужчине, — как вам это удается?
Анекдот
Одна моя сокурсница, в прошлом очень красивая и достойная лучшей судьбы, связала свою жизнь с непорядочным человеком. Поначалу мы с вниманием выслушивали её жалобы на мужа и перипетии их взаимоотношений. «Да что ж ты с ним не разведешься?» — стали мы говорить потом.
Обоснования она приводила разные, но дело не в этом. Ей нужны были её моральные страдания и наше сострадание. Мы её жалели, удивлялись: «Ну надо же — Алка такая красотка, зачем она держится за этого мерзавца?», — а она упивалась своими страданиями.
Потом над ней стали откровенно смеяться: «Ал, ты без колотушек, как без пряников», — но и это её не проняло. Утирая слезу, она демонстрировала свои синяки и порезы (ее супруг любил поиграть ножичком): «Представляете, девочки, мой-то до чего дошел!..»
В общем, как говорится, страдания слаще любви.
Сексуальный садист перед совершением полового сношения или во время него причиняет физическую боль партнерше: побои, нанесение уколов, порезов, ожогов, битье кнутом или плетью, связывание рук и ног, приковывание наручниками, чтобы партнерша была в его полной власти и тому подобное. Есть примитивные садисты, использующие жестокое избиение, а слезы и мольбы жертвы ещё больше «заводят» его, он «входит в раж», и может причинить своей партнерше значительные повреждения. А есть «мучители», использующие утонченные способы истязаний.
— Я слышал, ты теперь с культуристкой? — спрашивает мазохист садиста.
— Ага.
— Так она ж тебя за твои штучки одной левой по стенке размажет!
— А я предлагаю ей поиграть — накидываю петлю на шею и потихоньку затягиваю, пока у неё пена на губах не появится. Когда она отрубается, я кончаю. А когда она приходит в себя, я говорю, что она потеряла сознание, когда кончила.
Анекдот
Изощренные формы садизма ярко описаны в литературной версии К.Борджиа знаменитого фильма «Девять с половиной недель» (в фильме отражено не все — там просто «лав стори»): любовник постоянно унижал свою партнершу, заставляя её мастурбировать у него на глазах, ползать перед ним, передвигаться на четвереньках, заявляя, что она «должна чувствовать себя по-дурацки», при непослушании показывал ей кнут, бил её, испытывая острое наслаждение от вида крови, приставлял нож к её горлу, накрывал лицо подушкой, пока она не начинала задыхаться. Не спрашивая её согласия, пригласил к ней массажиста, а потом заставил его избить свою любовницу. Когда массажист бил женщину, её любовник стоял рядом, наблюдая, как она вздрагивает от ударов, стонет и рыдает, испытывая чувственное наслаждение от её унижения и боли. Любовник сам признавал, что ему нравится причинять боль, видеть струйку крови и синяки на её теле, слышать, как она рыдает, как унижается.

Девиз садистов: «Кого хочу, того и мучаю!»

Он стремился полностью подавить волю женщины — уходя на службу, сковывал её наручниками, как дворовую собачку на привязи, а возвращаясь, купал, кормил с ложки, сам покупал ей обувь, одежду и белье, раздевал и одевал, заставлял воровать, чтобы самому испытать острые ощущения. В итоге лишил любовницу собственной инициативы и права выбора. Она на все соглашалась, потому что любила его и испытывала с ним необычайно сильный оргазм, многократно в течение ночи.

Девиз махозистов: «Хочу и мучаюсь!»

Добиваясь её беспрекословного подчинения, при её сопротивлении, когда она отказывалась выполнять то, что он требовал и что унижало её человеческое достоинство, он собирал её чемодан, ставил его у дверей и предлагал уйти. Она не могла с ним расстаться и была вынуждена соглашаться на все, хотя изначально не была мазохисткой. Он очень красиво ухаживал за ней вначале, ей нравились необычные сексуальные игры и его изобретательность.
Героиня романа рыдала от боли и унижения каждую ночь, но каждую ночь испытывала по несколько оргазмов, и боль и наслаждение для неё слились воедино. Она была вся в синяках, но боль, вид струйки собственной крови и вопрос, как далеко они оба зайдут, — возбуждали и её тоже. Обоим казалось, что ещё немного, и он не остановится перед убийством ради чувственного наслаждения, и временами ей было все равно, убьет он её или нет.

Людоед — это филантроп, зашедший слишком далеко.
Поль Декурсель

Хотя любовник привил героине мазохисткие качества, но её хватило ненадолго. Ровно через девять с половиной недель у неё был нервный срыв, а пока она лежала в психиатрической клинике, он познакомился с её лучшей подругой. На этом книга заканчивается, но можно предположить, что и подруга пойдет по пути, пройденному героиней романа, и её психика тоже будет сломлена извращенной чувственностью садиста. А в фильме сюжет несколько иной, там героиня — индивидуальность, сильная личность. Она не пожелала подчиниться требования любовника. В финальной сцене она уходит от любовника, поняв, что он пытается сломать её как личность.
Сидят двое парней в баре. Один другого толкает в бок:
— Видишь вон ту блондинку? Блин, трахается — супер! Хочешь, познакомлю?
— Да не… У меня болт короткий…
— Чешуя все это! Ты ей ногой туда вмажь! Она будет в экстазе.
Ну, познакомились. Привел её парень домой, свет выключил, разложил на постели да ка-ак даст ей ногой туда! Она в экстазе!
Спрашивает:
— Ну как, хорошо тебе?
— Да… Очень… Если б ты ещё ногой!..
Анекдот
По молодости и глупости со мной был похожий случай (порой девушки в своей доверчивости попадают на удочку разным негодяям). Мне было 18 лет, я была студенткой мединститута и параллельно подрабатывала манекенщицей. Мужчин вокруг манекенщицы — пруд пруди. И вот закончился просмотр, один мужчина приглашает наших манекенщих в ресторан. Дело привычное. Вся тусовка едет в ресторан, потом все распадаются на парочки. И я оказалась в квартире молодого мужчины (если вспомнить, какие глупости я творила по молодости, то удивляюсь, как я до сих пор жива). И его явно садистские наклонности. Тогда я ещё ничего не знала о психиатрии, а тем более, о садизме. Но я — в его квартире, в его власти. Раз согласилась с ним поехать — вроде бы, должна быть готова к неожиданностям. Но к таким «неожиданностям» я была не готова. Это сейчас все «модели», «мисс» знают, на что идут и что от них ждут мужчины, в то время мы думали иначе — манекенщицами становились не через чьи-то постели, я была чемпионкой республики по художественной гимнастике и очень высокого мнения о себе, меня почти год уговаривали стать манекенщицей, нас снимали для журналов, на подиуме мы чувствовали себя королевами и не собирались исполнять чьи-то извращенные прихоти.

Насилие — трагедия живого, а не естество живого.
А. Круглов

Я человек вспыльчивый, но не агрессивный. Было несколько случаев в моей жизни, когда я отметелила мужчину сумкой. Но в целом это не мой стереотип поведения. В тот раз мне пришлось туго — мужик под сто килограммов весом и я, девушка весом 46 килограмм. Помню, я схватила стул и встав с ним наперевес сказала: «Только подойди — убью!» Но этот ублюдок, сознавая свою силу, говорит: «Ну-ну, посмотрим, как же ты меня убьешь…» — и идет ко мне. Мне было страшно до жути. Знаете, что такое отвага лисицы, загнанной в угол? Вот примерно такие чувства я в тот момент испытывала. Хоть руки и все поджилки тряслись, мне удалось шарахнуть его так, что на какое-то время он вырубился, а я сбежала.
Вы думаете, это раз и навсегда отучило меня связываться со всякими уродами? Ведь даже не предполагаешь, что он моральный урод, пока не окажешься в трудной ситуации. Понятное дело — надо думать, с кем связалась. Но в 18 лет мы вообще мало о чем думаем. Работая в Доме моделей, я общалась с мужчинами, которых именуют «приличными». И лишь при ближайшем рассмотрении оказывалось, что он подонок. Однажды я оказалась на берегу реки с одним ублюдком. Поначалу я и не предполагала, что он ублюдок. Красивые слова: «Ах, ах, какая вы необыкновенная!», потом ухаживания, цветы и прочий антураж и вот мы едем «посмотреть на луну» куда-то за город. Он такой весь из себя влюбленный — мне, юной дурочке, и в голову не пришло, чего он хочет. А потом я отчаянно отбивалась, кусалась и сопротивлялась всеми своими небольшими силами, убежала и оказалась одна, ночью, на пустынном шоссе. Помню, брела часа два в полном отупении, не зная, в какую сторону иду, потом меня подобрал какой-то мужичок на стареньком «Москвиче», и я ему мрачно пообещала: «Будешь приставать — убью», — и он, косясь на меня всю дорогу, вздыхал, а под конец сказал, что у него дочка моих лет, и если бы она… «Заткнись, папаша…» — мрачно прервала я его излияния. Он довез меня до дома, будучи уверен, что я «оторва», каких свет не видывал.
Но и это не стало мне уроком. На одном просмотре я была в центре внимания фотокорреспондентов. Потом известый артист гарцевал вокруг меня, говорил всякие слова из мелодрам, а и не подозревала, что все это игра. О том, что было потом, вспоминать и страшно, и противно. Был бы у меня пистолет, я бы его пристрелила. По причине своей слабосильности я не могла его просто придушить. Если бы могла — придушила бы.

Октябрь 2, 2009 10:46:26 ДП





Комментарии закрыты.