Войти |ЗарегистрироватсяВсего пользователей 1050 Статей 1245


Брюзга

Брюзга

Брюзга
Если весь день ворчишь и лаешься, к вечеру устаешь как собака.

Это не полномасштабный тиран, а всего лишь тиранчик, но вам от этого не легче. Он вечно ворчит и брюзжит, всегда чем-то недоволен, а чаще всего недоволен всем на свете и в первую очередь, своей половиной. Он все время придирается, упрекает и критикует. Что бы вы ни сделали, — все не так. Непонятно, чего он хочет и чего ему вообще надо. Пожалуй, он и сам этого не знает.
Обычно «брюзга» несдержан на язык, может обидеть или даже оскорбить — не только в пылу ссоры, а когда он не в духе или чем-то недоволен. Все ему не нравится: жена плохая хозяйка, готовит невкусно («Поучилась бы у моей мамы!»), дома беспорядок, денег вечно не хватает, детей она плохо воспитывает и т. д. и т. п.
«Мой муж постоянно ворчит, — жаловалась 33-летняя Зоя. — Ему никогда не угодишь. Начиналось все с мелочей — то приготовила невкусно, то зачем одела такую узкую юбку, а теперь он вообще всем недоволен».
Зоя замужем второй раз. Ее первый муж пил, бил её, и она ушла от него с четырехлетним ребенком. После развода у неё была комната в огромной, запущенной коммунальной квартире. Условия так себе, но Зоя верила, что рано или поздно найдет подходящего спутника жизни.
Как и многие женщины, которые тяготятся своим одиночеством, Зоя была готова выйти замуж за любого, лишь бы тот не пил, не бил. Этот «любой» вскоре нашелся.
Уже вскоре после свадьбы муж стал к ней придираться по поводу и без повода. Больше всего его раздражал её внешний вид.
Петр старше Зои на 7 лет, внешне — ничего особенного, невысокого роста, хилого телосложения, с ранней лысиной и недовольно поджатыми, как у старой девы, губами. Зоя — миниатюрная блондинка, выглядит значительно моложе своих лет, привыкла носить короткие юбки, джинсы и облегающие свитера, но супруга это категорически не устраивало. То ли его задевало, что жена молода и привлекательна, то ли Петр маскировал придирками свою ревность, — в общем, он вынудил её носить то, что устраивало его, но не её.
Зоя сменила свой молодежный стиль на длинные юбки, спрятав бюст под балахонистами жакетами, забрала свои длинные волосы в старушечий пучок, но супруг неизменно находил изъяны в её внешности. Да и не только внешность — все в жене ему не нравилось. Какую уж Галатею он намеревался вылепить — известно лишь самому ваятелю, — но лепил Петр с одержимостью, достойной лучшего применения. А в качестве резца скульптора он избрал критику, будучи убежден, что его упреки помогут жене «исправиться».

— Сара, ты совсем забросила следить за собой! На тебя уже педики обращают внимание!

Она предпочитала отмалчивать — скандалить Зоя не любит, да не и не хотелось ей устраивать типичную свару в присутствии соседей. Она сознавала, что муж просто срывает на ней зло, потому что недоволен своей жизнью, но, как и многие русские женщины, искала ему оправданий.
Зоя придумала такую версию: мужа не устраивают условия их жизни. Они жили втроем в 12-метровой комнате, квартира — гостиничного типа, там ещё десяток комнат, кухня и санузел невероятно запущены, коридор грязный, завален всякой рухлядью, из их комнаты приходилось идти по полутемному коридору, протискиваясь мимо чьих-то облезлых доисторических шкафов, спотываясь о какие-то ящики, сломанные стулья, велосипеды и прочие останки чужой жизни. В их комнате обстановка весьма скромная да и тесно — супружеская кровать, диван сына, его письменный стол и полки с книгами, холодильник, платяной шкаф, — в общем, не повернуться.
Правда, Петр — отнюдь не из потомственных дворян и тоже ел не серебряными вилками, но Зое было легче оправдывать скверный характер мужа внешними обстоятельствами.
С пасынком он сразу не поладил. Мальчик его раздражал, Петр ворчал, что тот слишком шумливый и непослушный, упрекал Зою, что та вконец разбаловала сына, во всем ему потакает, хотя тот был самым обычным ребенком, со всеми положенными его возрасту качествами. Для собственного утешения Зоя придумала ещё одну легенду — муж такой, потому что у них нет общих детей. Пасынок ему чужой, вот он и придирается к нему, а если бы у них был ребенок, муж стал бы другим. Но позволить себе ещё одного ребенка они не могут.
Жить так дальше Зоя тоже не в силах. «Я стала как старуха, и душой, и внешне, — плакала она в моем кабинете. — Все хотела мужу угодить, а ему никак не угодишь. Раньше я очень хотела выйти замуж, а теперь думаю, что жить вдвоем с сыном было лучше, чем с таким мужем. Сына он совсем замордовал. Я сначала заступалась за сына, потом вижу — не помогает, решила не вмешиваться. А теперь мне стыдно, что позволила так издеваться над собственным ребенком. Главное — муж голоса не повышает, не ругается, но говорит такие обидные слова, будто жалит. Лучше бы раз поругал и отстал, а он каждый день, как оса, ищет, куда бы побольнее ужалить».

— Меня очень волнуют вопросы перевоплощения. Вдруг в новой жизни я превращусь в собаку, а мой муж в блоху?..

Некоторые высказывания «брюзги» могут быть вполне обоснованными, однако их чересчур много, к тому же, форма, в которую он облегает свои претензии, — оскорбительна для уважающей себя женщины.
«Пунктик» мужа Марины — электрический чайник. Это, конечно, не единственный повод побрюзжать, но почему-то именно чайник Валентин избрал в качестве весомого доказательства безалаберности Марины и её полной несостоятельности как жены и хозяйки.
В последнее время она стала рассеянный (тут упреки мужа не лишены основания), потому что у неё всегда очень много дел, голова вечно забита заботами и думами о несделанных делах, о том, с кем завтра нужно встретиться, кому позвонить сегодня вечером — то есть, говоря психиатрическим языком, типичный синдром незавершенного действия (теперь появилось новое понятие «синдром менеджера», что по сути одно и тоже, потому что этим страдают не только менеджеры и прочие деловые люди, но и многие другие). К тому же, вечером в их квартире беспрестанно трезвонит телефон.
Марина любит кофе, пьет его много и часто. Готовить его в турке, стоять у плиты, караулить, чтобы кофе не сбежал, у неё нет времени, поэтому она пользуется растворимым. Как только Марина собирается с чувством испить очередную чашку кофе, и с этой целью включает электрический чайник, — звонит телефон. Или телефон молчит, а Марина вспоминает о каком-то деле, которое нужно быстренько сделать. Или ей самой нужно позвонить, и она намеревается совместить это с кофепитием, а в процессе разговора забывает и про кофе, и про включенный чайник. Или ей некогда ждать, пока чайник вскипит, и она уходит в комнату, чтобы за это время что-то сделать. Закончив, она опять включает чайник, потом, чтобы не ждать, уходит, — и весь круг повторяется. И так неоднократно.
Дело, то в общем, как говорится, «выеденного яйца не стоит». Экономить на электрическве у них нет никакой необходимости. Беречь чайник тоже — у них есть второй, а при желании они могут себе позволить купить ещё несколько. Возгорание, расплавление чайника и прочие неприятности тоже не грозят — электрочайник отключается автоматически. Однако супруг не преминет побрюзжать, когда Марина в очередной раз оставляет чайник включенным и забывает о нем. Ладно бы, если бы он её мягко пожурил: «Опять ты, милая женушка, забыла про чайник», а ещё лучше — видя, что она занята, проявил заботу и принес ей кофе. Но нет — Валентин каждый раз заводил старую пластинку аж на полчаса, припомнив жене все её прегрешения за все годы супружества (это опять же мелочи жизни и его придирки), потом с чувством глубокого удовлетворения делал вывод, что она никудушная хозяйка и жена. Причем, Валентин использовал вовсе не те выражени, которые я здесь привела, хотя и они обидны и несправедливы. Он практиковал такие слова и обороты как «бестолковая», «до чего же ты дура!», «ну можно ли быть такой тупой!» — и тому подобное.

Досада — это злоба, которая боится обнаружиться, это бессильное бешенство, чувствующее свое бессилие.
Анри Амиель

Марина, в общем-то довольно сдержанный и добродушный человек. Точнее, была такой раньше. Поначалу она отшучивалась: «Ну такая уж я, что поделаешь! Вот так тебе не повезло в жизни. Раз взял в жены, то уж терпи», — или говорила: «Да ладно, не заводись из-за такой ерунды!» Но не помогало. Супругу непременно нужно было поставить последнюю точку.
Но даже Маринино терпение не безгранично. При том, что она преуспевающая деловая дама, хорошо зарабатывает, пользуется уважением и имеет репутацию высококлассного профессионала. Так что слова «бестолковая», «дура», «тупая» и прочие из того же арсенала к ней ну никак не подходят. Да и любая женщина, даже если она звезд с неба не хватает, оскорбилась бы.

Если женщина глупее мужчины, вряд ли он умнее её.

А Валентин не может похвастаться теми же достижениями, что и жена — он рядовой чиновник в министерстве. Ни денег, ни почестей, ни репутации. Один голый бюрократизм.
Поняв, что её тактика — не обращать внимание на брюзжание мужа, — неэффективна, Марина стала огрызаться. Оскорблять и клеить несправедливые ярлыки не в её характере, но она стала отвечать мужу в более жесткой манере, чем раньше. Но его и это не проняло — получалась просто банальная свара. После чего рассерженные супруги расходились по своим комнатам, а потом не разговаривали неделями.

Ледяные отношения супругов накалились до предела.

Пресловутый электрочайник, конечно же, был не едиственным поводом для брюзжания Валентина. Находились и другие, обычно в сфере домашнего хозяйства.
Далеко не каждая деловая женщина является образцовой домохозяйкой. Даже если у неё есть таковое желание, то нет времени. И сил. А чаще всего нет желания — новые женщины считают увлечение домашним хозяйством бесполезной тратой времени и сил. Кстати, у Марины есть возможность пригласить экономку, но Валентин категорически против. Мотивировал он это нежеланием терпеть присутствие посторонней женщины. А по сути — не хотел лишать себя удовольствия брюзжать и упрекать жену.
В общем, дело зашло так далеко, что Марина стала нервной, раздражительной. Семейные сцены не способствют ни безоблачному настроению, ни оптимизму, ни трудовым свершениям. Подавленное настроение стало сказываться и на её работе. Марина быстро уставала, стала ещё более рассеянной, невнимательной, совершила на работе несколько промахов, корила себя за них, плохо засыпала. В связи с этим обратилась ко мне. Перечисленные симптомы свидетельствуют о неврастении (другие названия — астенический невроз, синдром хронической усталости). Мы начали курс лечения.
В основе любого невроза лежит сильная, но кратковременная психическая травма или длительная психотравмирующая ситуация. У моей пациентки налицо вторая причина. Невроз невозможно полностью вылечить, пока существует психотравмирующая ситуация. Поэтому психиатры, наряду с лечением, помогают пациентам решить их проблемы. Устранение психотравмирующей ситуации порой гораздо быстрее приводит к излечению, чем медикаментозное и психотерапевтическое воздействие.
Я разъянила Марины причины такого поведения мужа. «Так что же, доктор, он неисправим?» — спросила она. «Можно попробовать с ним побороться, но это потребует времени и терпения», — сказала я. «Но у меня нет на это времени, — ответила моя пациетнка. — И сил тоже. Я уже с работой не справляюсь. Получился заколдованный круг: на работе у меня стресс, потому что я уже не та, кем была раньше, мне стыдно, что я утратила былую энергичность, и дома сущий кошмар. Ни там, ни там нет спокойной жизни». «Тогда давайте лечить вашего мужа», — предложила я и попросила Марину привести его.
Потом она на какое-то время пропала из поля моего зрения — видимо, у неё не было время прийти. Не пришел и её супруг.
Спустя три месяца пришла Марина. Веселая, оживленная. «Доктор, я вылечилась!» — радостно сообщила она с порога.
Оказалось, что она долго пыталась уговорить мужа прийти на консультацию, но в ответ слышала: «Это тебе нужно лечиться у психиатра, а я нормальный». Своих придирок Валентин не оставил, в их семейной жизни мало что изменилось.
В конце концов Марина не выдержала. Во время ссоры (и опять из-за злосчастного чайника) она запустила им в окно и заорала: «Да провались ты вместе с этим проклятым чайником!» — и буквально вытолкала мужа из квартиры в том, в чем тот был — в домашних тапочках, старых джинсах и рубашке. В гневе даже у слабой женщины появляются силы необъятные.
Оказавшись перед захлопнутой дверью, Валентин некоторое время в растерянности потоптался, потом стал звонить. На трель дверного звонка Марина не реагтровала, но муж не уходил, продолжая давить на кнопку звонка. Наконец Марина открыла дверь и с издевательской улыбкой заявила: «Ну что тебе ещё неясно? Я же сказала: убирайся вместе со своим чайником. Он лежит под окном. Забирай, пока кто-то его не прихватил. А я с тобой встречусь только в суде. Свои вещи получишь завтра. Пришли кого-нибудь за ними. Тебя я видеть больше не желаю и дверь тебе не открою».
Валентину пришлось уйти к родителям. Как уж он решил проблему, в чем назавтра пойти на работу (до этого ходил в костюме и светлой рубашке с галстуком) — это его проблемы. Трусоватый Валентин (а все мужчины из категории «брюзга» — слабые в личностном отношении; встретив сильного противника, они пасуют) не решился прийти сам и прислал своих родителей. Марина не стала выслушивать причитания свекрови. «Вы его таким вырастили, теперь сами с ним нянчитесь, а с меня хватит», — пресекла она её упреки. Свекор в разговор женщин не вмешивался. Молча забрал приготовленные Мариной сумки и чемоданы и отнес в машину. Как только все вещи были вынесены, Марина сухо бросила свекру и свекрови: «Прощайте», — и закрыла дверь.
Брюзга
«Ну вот, доктор, и лечить никого не надо, — заявила Марина. — Вы даже не можете себе представить, какое я испытала облегчение, избавившись от Валентина. Только сейчас я поняла, как сильно он влиял на меня. Я теперь стала другим человеком, такой же, какой была раньше».
Она забрала сына — два последних года он жил в загородном интернате, потому что Марина не хотела, чтобы сын был свидетелем постоянных стычек родителей. Да и к нему Валентин постоянно придирался. Поэтому Марина решила, что вдали от отца сыну будет спокойнее. Как раз подошло время школьных каникул. Она съездила с сыном в Италию, хорошо отдохнула. А самое главное — поняла, как не хватало ей сына, как многого она лишила его, пытаясь идти на поводу у мужа.
Решив, что «собаке хвост по кусочкам не рубят», по приезду Марина быстро оформила развод. Делить квартиру она не захотела и выплатила мужу энную сумму за положенные ему по суду «метры» жилплощади. Из чистой вредности Марина вычла из этой суммы алименты, которые муж должен был бы выплатить до совершеннолетия сына. Деньги, как известно, лишними не бывают, но дело не в этом. Получать ежемесячно алименты ей не хотелось — она решила порвать с мужем окончательно и в самом деле больше никогда не видеть его. Будет ли видеться с отцом сын — она оставила на его усмотрение. Ему 13 лет, и он может сам решить этот вопрос. Но сын не жаждет общаться с отцом — тот ему тоже порядком попортил кровь.
Судят женщину за нанесение тяжких телесных повреждений мужу чайником.
— Гражданка, объясните суду, за что вы ударили мужа чайником?
— Да он, паразит, всю душу мне вымотал!
— Но неужели вам не было его жалко?
— Было, конечно, ведь он был совсем новый, удобный, со свистком…
Анекдот
По большому счету, для постоянного ворчания «брюзги» обычно нет оснований. Точнее, основания есть, но они лежат в иной плоскости и кроются в особенностях его личности.
Тирания в виде постоянного брюзжания, мелочных придирок к своей половине или всем членам семьи с точки зрения психиатрии является косвенной словесной агрессией, служащей проявлением неудовлетворенности (подробнее об этом вы узнаете из главы «Домашний тиран — это диагноз»).
Муж, проявляющий агрессию, пытается объяснить свое недовольство тем, что жена «не так» себя ведет, и перекладывает вину на свою половину, хотя та может быть ни в чем не виновата. Однако причина не в ней, а в нем самом: в основе чувства неудовлетворенности лежит неосознаваемая неуверенность в себе.

Если муж постоянно ищет в жене недостатки, то её достоинства найдет другой.

У «брюзги» со стажем даже внешность соответстующая — постоянно брезгливо-недовольное выражение лица, у некоторых — холодные глаза и тонкие поджатые губы. Правда, это не строго обязательно. «Брюзга» может иметь и самую обычную внешность, но препротивный характер.
«Брюзга» неимоверно скучен. Он однообразен и назойлив. Интеллектуально ограничен, но сам этого не сознает.
Любая ваша идея вызывает у мужа три стадии ответной реакции:
1. Это невозможно и не забивай этим голову!
2. Не знаю-не знаю… Может быть, ты в чем-то права, но все равно не стоит за это браться. Ты непременно напортачишь.
3. Я сто раз тебе говорил, что это отличная мысль!

Некоторые люди этой категории становятся воинствующими ханжами и поборниками морали, гневно клеймят молодежь и вообще всех людей за «распущенность» и ревностно борются за чистоту нравов. Есть среди них и любители анонимок; особенно много их было во времена, когда анонимки были популярны и рассматривались на партсобраниях в качестве так называемых «персональных дел» за аморальное поведение. Лишив кого-то партбилета, «брюзга» испытывал чувство глубокого удовлетворения — справедливость восторжествовала!
В молодости все эти качества не столь явны, но вас должно насторожить, если возлюбленный часто поправляет вас: что вы не так что-то сделали, не так сказали, ведете себя не так. Почему-то «брюзга» считает себя образцом для подражания и уверен, что всегда прав, и знает, как должны себя вести «приличные люди».

Если ваш поступок встречает всеобщее одобрение, вашему мужу он наверняка не понравится.

«Брюзга» — верный кандидат в закоренелые холостяки. Некоторые становятся убежденными женоненавистниками или мизантропами. Женщин (да и всех остальных людей тоже) они презирают, видят в них массу недостатков и отзываются о них весьма пренебрежительно. Да и вообще, старый холостяк — это всего ЛИЧНОСТНАЯ ПАТОЛОГИЯ.
Два приятеля делятся опытом.
— С бабами надо построже! — сурово говорит один. — Вот я, например, своей приказываю, чтобы ровно в восемь вечера была дома, как штык!
— Ну и как, слушается? — интересуется второй.
— Не знаю, я так рано домой не прихожу.
Анекдот
Может быть так, что «брюзга» женился по молодости, когда ещё не разуверился в женском поле, а его суженая в силу своей неопытности не разобралась в будущем спутнике жизни. Некоторые холостяки из категории «брюзги» женятся, будучи в годах, — ради бытовых удобств или формально, чтобы числиться женатым (так бывало в прежние времена, когда неженатый мужчина не имел перспективы карьерного роста или выездов за рубеж).
Для семейной жизни «брюзга» — сущее наказание. Нормальной женщине трудно ужиться с «брюзгой», это может быть лишь временный этап в её жизни или вынужденное проживание, например, когда нет возможности разменять жилплощадь или из-за детей. Но при первой возможности женщина сбежит от такого спутника жизни, проклиная день, когда с ним встретилась.

Чем дольше несешь свой крест, тем сильнее охота сбросить его на другого.
В. Георгиев

Что делать, если ваш муж — «брюзга», но в силу каких-то обстоятельств не можете (или не хотите) порвать ваш союз? Самый верный путь — открыть ему глаза на подоплеку его поведения.
«Брюзга» чаще всего неудачник. Может быть, для вас не очень явный, но сам он когда-то мнил себя человеком, способным на многое. Но ничего в жизни не достиг или не достиг того, к чему стремился. Вам он этого не скажет, потому что очень дорожит своей репутацией и желает сохранять видимость того, что он — мужчина.
Если он не слишком «достает» вас своим ворчанием, можно пощадить его самолюбие и сказать ему о причине его неудовлетворенности в мягкой форме. Не нужно его критиковать. Скажите, что понимаете, почему он недоволен своей жизнью, и предложите свою помощь в решении его проблем или хотя бы моральную поддержку, чтобы придать ему уверенности в себе.

Самый лучший упрек — невысказанный.

Но если ваш «брюзга» уже далеко зашел в своих необоснованных придирках, не скупится на оскорбительные эпитеты, унижая ваше человеческое достоинство, — то молчать и терпеть такое положение вещей нельзя. Дальше вы узнаете, как с ним бороться «домашними» методами.
Пытаясь изменить мужа, не прибегай к насилию!

Октябрь 1, 2009 3:42:12 ПП





Написать ответ